Пульмонология. –2000. -№ 3. –С. 30-35

 

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА БОЛЬНЫХ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМОЙ С АЛЕКСИТИМИЕЙ

В.М. Провоторов, В.Н. Крутько, А.В. Будневский, Т.И. Грекова, В.И. Золоедов,

В.И. Ряскин, С.В. Харчевникова

Кафедра факультетской терапии Воронежской государственной медицинской академии им. Н.Н. Бурденко, г. Воронеж,

Национальный геронтологический центр, г. Москва

Резюме

Обследовано 118 больных бронхиальной астмой (БА) с помощью Торонтской алекситимической шкалы (TAS), сокращенного варианта методики многостороннего исследования личности (СМОЛ), шкалы тревоги Спилберга-Ханина. Алекситимичными признаны 55,1% пациентов с БА. Больные БА с алекситимией имели достоверно более высокий уровень невротизации личности, чем неалекситимичные индивиды. Выявленные нами особенности актуального личностного состояния алекситимичных больных бронхиальной астмой обуславливают необходимость включения в систему профилактических мероприятий методов психотерапевтической коррекции алекситимии.

В последнее время в России наблюдается тенденция роста пограничных нервно-психических расстройств. Она обуславливает необходимость разработки эффективных методов коррекции психологического статуса больных соматическими заболеваниями. Как известно, у таких больных психопатологические нарушения встречаются довольно часто [2, 8, 9]. По мере накопления клинических и экспериментальных данных возникла необходимость выделения психологических факторов и поведенческих особенностей, оказывающих влияние на развитие и прогрессирование бронхиальной астмы (БА) [5]. Среди них наименее изученной является такая личностная характеристика больного, как алекситимия [10, 12, 14].

Впервые концепция алекситимичной личности была сформулирована J.Nemiah и P.Sifneos в 1973 году. Ими была выдвинута гипотеза, согласно которой недостаточное осознание эмоций ведет к фокусированию эмоционального возбуждения на соматическом компоненте. В результате это приводит к развитию психосоматических расстройств [13].

Согласно современным представлениям, алекситимия является психологической характеристикой индивида, определяемой следующими когнитивно-аффективными особенностями:

  1. трудность в определении аффекта, идентификации и определения собственных чувств;
  2. затруднения в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями;
  3. сниженная способность к символизации, о чем свидетельствует отсутствие склонности к мечтам фантазиям;
  4. фиксирование в большей степени на внешних событиях, чем на внутренних переживаниях [14].

Алекситимия присутствует в структуре личности при ишемической болезни сердца, гипертонической болезни, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальной астме и др. [1,3,6,11]. Алекситимичные пациенты с ИБС имеют гораздо более неблагоприятный профиль традиционных факторов риска, чем неалекситимичные [4]. У алекситимичных больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки заболевание протекает более тяжело, чем у неалекситимичных. У алекситимиков язвенные и эрозивные поражения имеют большие размеры и склонны к более медленному заживлению [7].

Цель работы - изучение психологических особенностей больных БА для определения эффективной системы методов психотерапевтической и медикаментозной коррекции.

Обследовано 118 больных БА (53 мужчины и 65 женщин) в возрасте от 23 до 60 лет (средний возраст 39,7+1,9 года). Из них БА средней степени тяжести имела место у 86 пациентов, тяжелая астма - у 32. У больных БА средней тяжести терапию глюкокортикостероидами (ГКС) системного действия (внутрь или внутривенно) получали 62 человека. 32 пациента имели тяжелую форму БА с кортикозависимостью. Всем пациентам было проведено полное клинико-функциональное обследование.

Контрольную группу составили 72 практически здоровых человека: 33 мужчины и 39 женщин в возрасте от 22 до 60 лет (средний возраст 41,8+2,3 года).

Алекситимию изучали с помощью Торонтской алекситимической шкалы (ТAS), предложенной G.Taylor (1985) и адаптированной в Психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева (1994). Алекситимичными считали больных, набравших 74 и более баллов, менее 62 баллов - неалекситимичными, к зоне неопределенности отнесены набравшие от 63 до 73 баллов. Предельное теоретическое распределение баллов от 26 до 130.

Психологический статус изучали с помощью сокращенного варианта методики многостороннего исследования личности (СМОЛ), шкалы личностной и ситуативной тревожности Спилбергера-Ханина.

Статистическую обработку полученных результатов проводили с помощью пакета прикладных программ Statgraphics for WINDOWS с использованием пакета непараметрических (метод Уилкоксона) и параметрических (метод Стъюдента) критериев.

В основной группе алекситимичными признаны 65 (55,1%) больных, неалекситимичными - 37 (31,3%), к зоне неопределенности отнесены 16 (13,6%) человек. Средний балл алекситимии составил 72,3+1,6. В контрольной группе более 74 баллов по ТAS набрали 12 (16,7%) человек, менее 62 баллов - 42 (58,3%) человека. К зоне неопределенности отнесены 20 (25,0%) человек. Средний балл алекситимии 59,6+1,8. Различие между основной и контрольной группой статистически значимо (р<0,01). Изучая влияние возраста, пола и образования на выраженность алекситимии у больных БА, выявили следующие закономерности.

Средний возраст алекситимиков в основной группе составил 50,9+1,9 года, неалекситимиков - 37,2+2,1 года (р<0,05). Средний балл ТAS у мужчин был 72,6+2,4, у женщин - 72,1+1,8 (р>0,05). Анализируя взаимосвязь выраженности алекситимичных черт личности и образования установили, что у лиц с высшим образованием средний уровень алекситимии был несколько ниже (70,1+1,5 балла), чем у пациентов со среднеспециальным (72,6+1,9) и средним образованием (72,4+2,1). Однако различия были несущественными (р>0,05). Таким образом, алекситимия является личностной характеристикой, мало зависящей от пола и образовательного уровня пациента. Усиление выраженности алекситимичных черт G.Taylor, предложившего различать первичную и вторичную алекситимию. С возрастом обычно количество значимых стрессовых событий увеличивается. Происходит нарастание суммарного показателя стресса. Причем возрастает доля наиболее тяжелых психотравмирующих ситуаций (смерть родных и близких, выход на пенсию и др.). Вторичная алекситимия рассматривается как результат воздействия сверхсильного раздражителя, "непереносимого аффекта". Однако некоторые зарубежные исследователи утверждают, что частота алекситимии в популяции не коррелирует с возрастом обследованных [14].

У пациентов, страдающих тяжелой формой БА, средний балл алекситимии был выше, чем у больных с БА средней тяжести (78,6+2,1 и 71,6+1,7 балла соответственно, р>0,05). Однако длительность заболевания не влияла на выраженность алекситимичных черт. Больные, постоянно принимающие ГКС в таблетированной форме, имели достоверно более высокий показатель алекситимии (74,8+1,7), чем больные без кортикозависимости (66,2+1,6 балла, р<0,05). Более тяжелое течение БА отмечалось у алекситимичных индивидов, по-видимому, из-за имеющихся у них нарушений в системе межличностных контактов. Недостаточная способность к адекватному отреагированию эмоций в поведении у алекситимичных пациентов ведет к значительному усилению вегетативно-гуморальной активации при возникновении эмоционального напряжения и тревоги.

 

Личностные профили больных БА в зависимости от наличия в структуре личности алекситимии (по оси абсцисс - шкалы СМОЛ, по оси ординат - Т-баллы: 1 - алекситимичные больные, 2 - неалекситимичные)

При анализе личностных характеристик больных (рисунок) выявлено с помощью СМОЛ, вне зависимости от уровня алекситимии повышение личностного профиля по 1-й и 3-й шкалам "невротической триады". Данная особенность свидетельствует о соматизации тревоги и вытеснении ее с формированием демонстративного поведения. Для алекситимичных пациентов, в отличие, от неалекситимичных, были характерны достоверно более высокие значения по 1, 2, 3, 7-й и F-шкалам (р<0,05). Высокие показатели по шкале достоверности объясняются сниженным контролем над эмоциями в связи с их недостаточным осознанием. Повышение личностного профиля по 1, 2, 3-й шкалам свидетельствует о более высоком уровне невротизации алекситимичных индивидов. Оно отражает склонность к формированию невротических расстройств.

Тестирование по методике Спилбергера-Ханина не выявило достоверных различий по уровню личностной (ЛТ) и ситуативной (СТ) тревожности между сравниваемыми подгруппами. Средние значения ЛТ и СТ были достоверно выше у алекситимичных пациентов по сравнению с неалекситимичными. Они составили соответственно у алекситимиков - 42,8+1,1 и 45,1+1,4 балла, у неалекситимиков 36,3+1,5 и 37,8+1,6 балла (р<0,05).

Высокие значения показателя ЛТ как свойства личности, определяющего индивидуальные особенности реагирования на фрустрацию, и СТ как показателя актуального личностного состояния, отражающего приспособительную реакцию личности на действие стрессовых факторов, свидетельствуют о большей стрессчувствительности алекситимичных пациентов с БА по сравнению с неалекситимичными. Алекситимичные пациенты с высоким уровнем тревоги демонстрировали более низкую готовность в выполнении врачебных рекомендаций и предписаний, чем неалекситимичные. Полученные нами данные подтверждают тот факт, что эмоциональная сфера у больных БА с алекситимией является первым и наиболее чувствительным адаптивным механизмом, через который реализуется влияние комплекса факторов внешней среды. Здесь важную роль играют такие характерологические черты личности алекситимичных индивидов, как низкая степень социальной адаптации, склонность к депрессивному типу реагирования на дистресс, высокая личностная и ситуативная тревожность. Высокотревожные пациенты с трудом выходят из состояния фрустрации. Даннoe состояние проявляется ощущением неудовлетворенности и психоэмоционального напряжения. При этом у них часто встречаются эмоциональные нарушения неврастенического характера.

На наш взгляд, алекситимия является универсальной личностной характеристикой, обуславливающей психосоциальную не конгруэнтность личности и ее повышенную подверженность стрессовым воздействиям. У алекситимичных пациентов в ситуации стресса имеет место избыточная активация симпатоадреналовой системы. Она приводит к усилению накопления гистамина в тканях и выделению медиаторов. Причем выделяющийся в избытке гистамин усиливает возбуждение и активность симпатического отдела вегетативной нервной системы, замыкая "порочный круг".

Ранее продемонстрировано, что алекситимики испытывают значительные затруднения в субъективной оценке степени одышки. За счет этого они чаще злоупотребляют β2-агонистами. По данным H.Irie et al. (1994), у алекситимичных пациентов искажения в восприятии степени обструкции дыхательных путей наблюдаются как до, так и после ингаляции. Индивидуальное восприятие степени диспноэ у них не соответствует объективным данным функции внешнего дыхания. А в ряде случаев оно даже имеет противоположную направленность [8,9].

Алекситимичных больных БА можно отнести к трудной в деонтологическом плане контактов и с позиции установления оптимальных психологических контактов категории пациентов терапевтической клиники. Данная группа больных более настороженно относится к предстоящему обследованию и лечению, особенно к гормональной терапии БА. Алекситимичные пациенты не так часто, как того требуют предписания лечащего врача, используют ГКС при ухудшении течения БА. Они склонны использовать недостаточно эффективную дозировку и стремятся как можно быстрее снизить поддерживающую дозу, самостоятельно отменяют гормональную терапию.

Таким образом, в настоящее время трудно представить себе оптимизацию лечебно-профилактических мероприятий при БА без учета такой личностной характеристика, как алекситимия.

Выводы

  1. Среди контингента больных БА алексития встречается с высокой частотой - в 44,1% случаев, среди здоровых лиц - в 17,8% случаев.
  2. По данным комплекса психодиагностических методик (СМОЛ, тест Спилбергера-Ханина) больные БА с алекситимией имеют более высокий уровень невротизации личности, чем неалекситимичные индивиды.
  3. Выявленные нами особенности актуального личностного состояния алекситимичных больных бронхиальной астмой обуславливают необходимость включения в систему лечебно-профилактических мероприятий методов психотерапевтической коррекции алекситимии.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Грекова Т.И., Провоторов В.М., Кравченко А.Я., Будневский А.В. Алекситимия в структуре личности больных ишемической болезнью сердца // Клин. мед. -1997. -Т.75. -№ 11. -С.З2-З4.
  2. Палеев Н.Р., Краснов В.Н., Подрезова Л.А. и др. Диагностика и лечение психопатологических нарушений у больных бронхиальной астмой // Там же. – № 9. -С.16-19.
  3. Провоторов В.М., Кравченко А.Я., Слусарев Е.А. и др. Алекситимия как одна из важнейших психологических характеристик больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки // Рос. журн. гастроэнтер., гепатол. и колопроктол. –1988. –прил. № 5: Материалы Четвертой Российской гастроэнтерологической недели, 14-20 нояб. 1989, Москва. –С. 314.
  4. Провоторов В.М., Кравченко А.Я., Будневский А.В., Грекова Т.И. Традиционные факторы риска ИБС в контексте проблемы алекситимии // рос.мед.журн. –1998. -№ 6. –С.45-47.
  5. Семенова Н.Д. Психологические аспекты бронхиальной астмы // Бронхиальная астма / Под ред. А.Г. Чучалина. –М.: Агар, 1997. –т. 2. –С. 187-212.
  6. Dirks J.F., Robinson S.K., Dirks D.L. Alexithymia and psychosomaintence of bronchial asthma // Psychother. and Psychosom. –1981. –Vol.36, N 1. –P.63-71.
  7. Fukunishi I., Kaji N., Hosaka T. et al. Relationshop of alexithymia and poor social support to ulcerative changes on gastrofiberoscopy // Psychosomatics. –Vol.38. –N 1. –P.20-26.
  8. Irie M., Kihara H., Kawamura H. et al. Psychosomatic study of inhalation therapy in patients with bronchial asthma. I. Evaluation by questionnaire // Jap. J. Allergy. –1991. –Vol.40, N 10. –P. 1297-1309.
  9. Irie M., Kubo C., Sogawa H., Kawamura H. Psychosomatic study of inhalation therapy in patients with bronchial asthma. II. Relationship between subjective self-assessment of dispnea and peak expiratory flow rate // Ibid. –N 11. –P.1384-1390.
  10. Joukama M., Karisson H., Sohiman B., Lehtinen V. Alexithymia and psychological distress among frequent attendance patients in health care // Psychother. and Psychosom. –1996. –Vol.65, N 4. –P.199-200.
  11. Jula A., Salminen J.K., Saarijarvi S. Alexithymia: a facet of essential hypertension // Hypertension. –1999. –Vol.33, N 4. –P.1057-1061.
  12. Negaring G.W., van der Staak C.P. Perception of heart rate and blood pressure: the role of alexithymia and anxiety // Psychother. and Psychosom. –1995. –Vol.63, N 4. –P.193-200.
  13. Sifneos P.E. The prevalence of alexithymic characteristics in psychosomatic patients // Psychother. and Psychosom. –1973. –Vol.22, N 2. –P.255-262.
  14. Taylor G.J. Alexithymia: concept, mesurement and implications for treatment // Am. J. Psychiatr. –1984. –Vol141, N 6. –P.725-732.