На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЛАКА Галина Павловна

 

 

ВОЗМОЖНОСТИ ПСИХОРЕЛАКСАЦИОННОЙ ТЕРАПИИ В ЛЕЧЕНИИ НАЧАЛЬНЫХ ФОРМ ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СТАТУС И МОЗГОВУЮ ГЕМОДИНАМИКУ У ЖЕНЩИН В УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

 

 

 

 

14.00.06 - кардиология

 

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Томск 1995

 

 

 

Работа выполнена в Красноярском Государственном медицинском институте, г. Красноярск.

 

 

 

 

Научные руководители:

кандидат медицинских наук, доцент Л.И. Кононова

доктор медицинских наук Т.А. Айвазян

 

 

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор В.Ф. Мордовин

доктор медицинских наук, профессор В.А. Шульман

 

Ведущее учреждение: Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины М3МП РФ.

 

 

 

Защита диссертации состоится “16” июня 1995 г. на заседании Специализированного Совета (Д 001.39.01) НИИ кардиологии Томского научного центра РАМН (634012, Томск, Киевская 111).

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ кардиологии Томского научного центра РАМН.

 

 

 

 

Автореферат разослан “ ” 1995 г.

 

 

 

 

Ученый секретарь

Специализированного Совета

доктор медицинских наук, профессор А.Т.Теплякова

 

Актуальность проблемы. Артериальной гипертонией (АГ) страдает 12-20% взрослого населения [А.М. Дмитриев, 1987; Р.Н. Микунис, 1987; И.В. Долгалев, 1991; Ю. Ямори, 1985; F. Landry, 1987]. Она является интегрированным Фактором риска мозгового инсульта, ишемической болезни сердца, сердечной и почечной недостаточности. Вероятность развития этих состояний у лиц с гипертонической болезнью (ГБ) увеличивается в 5-7 раз [Р.Г. Оганов, 1984].

В большинстве исследований, проведенных в нашей стране и за рубежом, объектом служила мужская популяция. Данные о распространенности АГ среди женщин у отечественных и зарубежных авторов неоднозначны: от 7,4% [К.В. Марков, 1982; 1985] до 38% [К.М. Cummings, 1982], более значителен рост частоты АГ у женщин на 5-6 декаде жизни. Это связывают с наступлением климактерического периода [И.Ю. Стукс, 1985] и более часто встречающимся у женщин алиментарным ожирением, а также более высокой частотой преждевременной смерти у мужчин.

Учитывая, что в структуре АГ 70-75% занимают мягкие формы заболевания, неоднозначные по течению и прогнозу, обсуждается целесообразность медикаментозного лечения всех без исключения больных. Возможные негативные последствия длительного использования фармакотерапии делают актуальным вопрос немедикаментозного лечения гипертонической болезни (ГБ), особенно в процессе ее становления.

Учитывая роль психологических, поведенческих и социальных факторов риска ГВ, представляют интерес психотерапевтические методы немедикаментозного лечения. Имеются работы, подтверждающие эффективность этих методов в профилактике ГВ, в основном, у мужчин в стационарных условиях. И хотя отмечено, что гипотензивный эффект психотерапии сопоставим с результатами медикаментозного лечения, результаты исследований противоречивы. Не до конца ясен вопрос, в каких случаях более целесообразно назначение психорелаксационной терапии изолированно или в сочетании с другими методами, существуют ли убедительные предикторы эффективности психорелаксационной терапии (ПРТ).

Немногочисленные работы, посвященные оценке эффективности ПРТ при лечении ГВ у женщин, лишь в единичных случаях освещают возможности применения методов релаксации в амбулаторных условиях, особенно в условиях промышленного производства [Н.А. Елисеева, 1984; Т.А. Айвазян, 1985; А.Н. Бритов, 1985; Г.В. Иванова, 1989]. Известно, что лица с пограничной и мягкой АГ выпадают из поля зрения врачей до развития осложнений и соответственно не лечатся. С другой стороны, истинные уровни артериального давления (АД) можно выявлять в условиях повышенного эмоционального напряжения, какими для человека являются условия производства. Именно этой категории больных, по-видимому, показано немедикаментозное вмешательство, а наиболее приемлемой формой привлечения их к лечению является организация немедикаментозного лечения непосредственно в условиях производства.

Известно, что уже на ранних стадиях ГБ выявляются начальные проявления хронического нарушения мозгового кровообращения, своевременное выявление и лечение которых является одним из условий успешной терапии ГБ. С этой точки зрения оправдан интерес к инструментальным методам исследования данной патологии, в частности, реоэнцефалографии (РЭГ). Данный вопрос в литературе освещен недостаточно, и практически не изучено влияние ПРТ на показатели мозговой гемодинамики.

Цель исследования. Оценить эффективность психорелаксационной терапии в зависимости от уровней артериального давления, психологического статуса и показателей мозговой гемодинамики у женщин с начальными формами гипертонической болезни в условиях промышленного производства и выявить факторы, позволяющие прогнозировать эффективность психорелаксационной терапии.

Задачи исследования.

  1. Изучить взаимосвязь психологических особенностей женщин с различными уровнями артериального давления и факторами риска гипертонической болезни в группах, сформированных при скрининге организованной популяции.
  2. Изучить состояние мозговой гемодинамики у женщин в зависимости от уровней АД.
  3. Оценить влияние психорелаксационной терапии на показатели АД, психологического статуса и мозговой гемодинамики у женщин с различными уровнями АД.
  4. Изучить факторы, влияющие на участие больных в психорелаксационной терапии и на ее эффективность, разработать показания к ее применению в лечении гипертонической болезни у женщин.

Научная новизна. На основе комплексного исследования организованной популяции женщин 30-49 лет крупного промышленного предприятия г. Красноярска впервые в регионе Восточной Сибири выявлена, наряду с широкой распространенностью пограничной артериальной гипертонии (ПАГ) и мягкой артериальной гипертонии (МАГ) у женщин, высокая частота нарушения психологической адаптации и готовность женщин к немедикаментозному вмешательству.

Проведенное исследование мозгового кровотока методом РЭГ позволило оценить степень нарушения мозгового кровообращения в зависимости от уровня АД и возраста, и впервые выявить влияние психорелаксационной терапии на его динамику и установить реоэнцефалографические критерии эффективности ПРТ.

При изучении психологических характеристик женщин с ПАГ впервые описаны различия в психологическом статусе в зависимости от характера течения ПАГ и дана дифференцированная оценка эффективности ПРТ.

Впервые выделены психологические предикторы участия и неучастия женщин с АГ в профилактических программах и прогностические показатели эффективности ПРТ при, лечении ГБ у женщин.

Практическая значимость работы. Сведения о распространенности ПАГ, МАГ и основных факторов риска в женской популяции необходимы для планирования мероприятий по первичной и вторичной профилактике АГ.

Выявленная в результате исследования связь признаков нарушения психологической адаптации с развитием ГБ свидетельствует о целесообразности проведения психологического скрининга популяции для выявления лиц с психологическими факторами риска развития ГБ и проведения целенаправленной психопрофилактики.

Поскольку применение психорелаксационной терапии без дополнительного приема медикаментозных средств приводит к длительно сохраняющемуся снижению АД, улучшению психологического статуса и мозговой геодинамики у женщин с начальными формами ГБ, ПРТ может быть рекомендована в качестве одного из основных немедикаментозных методов лечения начальных стадий ГБ.

Выявление ухудшения показателей периферического сосудистого сопротивления и венозного оттока с ростом АД с помощью метода реоэнцефалографии позволяет прогнозировать течение заболевания и эффективность терапии у лиц с различными уровнями АД.

Положения выносимые на защиту.

  1. Психорелаксационная терапия приводит к снижению АД У лиц с мягкой и пограничной АГ и уменьшению выраженности гипертензивной реакции на стресс у женщин с мягкой артериальной гипертонией и нормальным АД.
  2. Изменения мозговой гемодинамики у женщин встречаются при различных уровнях АД и нарастают по мере повышения уровня АД и возраста.
  3. Курс психорелаксационной терапии приводит к улучшению мозговой гемодинамики (уменьшению периферического сосудистого сопротивления и улучшению венозного оттока в условиях психоэмоционального стресса) и психологического статуса у женщин с пограничной и мягкой АГ, а также улучшению психологического статуса у лиц с нормальным АД.
  4. Психорелаксационная терапия может использоваться для профилактики и лечения начальных форм гипертонической болезни у женщин.
  5. Предикторами эффективности ПРТ являются: исходный уровень АД, выраженность гипертензивной реакции на стресс, психологические особенности и степень эластичности сосудистой стенки по данным РЭГ. Уровень образования и особенности личности женщин позволяют прогнозировать участие в психотерапевтическом вмешательстве.

Внедрение научных результатов исследования. Полученные результаты внедрены в практику лечения больных в двух поликлиниках и МСЧ завода г. Красноярска. Выпущены методические рекомендации по проведению психорелаксационной терапии в амбулаторных условиях, включая показания к ПРТ у лиц с различными уровнями АД.

Апробация работы. Основные положения работы были доложены на конференции “Актуальные проблемы кардиологии Севера и Сибири”, Красноярск (1991), на заседании Красноярского Краевого научного общества физиотерапевтов и курортологов (1991), на заседании Красноярского Краевого научного общества терапевтов (1995).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 7 печатных работ.

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 140 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, результатов собственных наблюдений, обсуждения результатов, выводов, практических рекомендаций и приложения. Иллюстрирована 39 рисунками и 41 таблицей.

Указатель литературы включает 170 отечественных и 11З зарубежных источников.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Работа явилась фрагментом программы первичной профилактики артериальной гипертонии на промышленных предприятиях в различных регионах страны (1989-1991 гг.), разработанной и координируемой ВКНЦ АМН СССР. Первичный скрининг по выявлению больных АГ проводился по методике данной программы. Его реализация была выполнена сотрудниками Красноярского мединститута. Критериями АГ служили данные Комитета ВОЗ (1980), предусмотренные Всесоюзной кооперативной программой. Проведено скринирующее обследование 1143 человек в возрасте от 30 до 49 лет, из них 767 (67,1%) женщин рабочих и служащих промышленного предприятия радиоэлектронной промышленности г. Красноярска. По данным скрининга были отобраны 190 женщин с различными уровнями АД, не принимающих гипотензивных препаратов, которые прошли углубленное обследование и из которых методом случайного отбора были сформированы основная (120 человек) и контрольная (70 чел.) группы. Психологическое вмешательство предложено 120 женщинам основной группы, из которых 93 согласились на участие в программе профилактики (группа согласившихся) и 27 отказались группа отказавшихся). В группе согласившихся на вмешательство было 18 человек с нормальным АД, 43 женщин с ПАГ и 25 с МАГ, у которых определялась ГБ I и II стадии. Среди женщин согласившихся и отказавшихся от ПРТ, с высшим образованием было 69,77 и 33,З% соответственно. Женщины контрольной группы не получали лечение, но находились под наблюдением. Контрольную группу составили 24 женщины с нормальным АД, 25 - с ПАГ и 21 с МАГ. В группе с ПАГ нами условно были выделены 2 подгруппы: “лабильная” ПАГ - при регистрации ПАГ однократно на скрининге и в анамнезе и “стабильная” - регистрация ПАГ постоянно, в группе с НАД выделены подгруппы с наличием и отсутствием таких факторов риска АГ, как отягощенная наследственность и/или избыточная масса тела в сочетании с изменениями по тесту СМОЛ (когда показатели по одной или нескольким клиническим шкалам превышали 60 Т-баллов) по данным психологического скрининга популяции. В группе согласившихся курс ПРТ прошли также, по желанию участниц, 7 женщин с умеренной АГ (УАГ), принимающие гипотензивные препараты. По исходному уровню АД, длительности заболевания, возрасту и уровню образования группы были сопоставимы.

Методы обследования.

Электрокардиография (ЭКГ). Результаты электрокардиографического обследования оценивались по Миннесотскому коду на наличие признаков гипертрофии левого желудочка (коды 3-1, 3-3) и “ишемических признаков” (коды 1-1, 2, 3; 4-1, 2, 3; 5-1, 2, 3; 6-1, 2; 7-1; 8-3), а также недвусмысленных изменений ЭКГ.

Психодиагностическое обследование. Психодиагностическое обследование проводилось с помощью теста СМОЛ (сокращенный многофакторный опросник для исследования личности) [В.П.Зайцев, 1981]. Обработка и интерпретация результатов психодиагностического обследования проводилась с использованием компьютерной программы “Автоматизированная система психодиагностики СМОЛ-ЭКСПЕРТ” [В.П.Зайцев, Т.А.Айвазян, 1994].

Психофизиологическое обследование. Психофизиологическое обследование (ПФО) заключалось в регистрации ряда физиологических параметров (САД, ДАД, - ЧСС, а также показателей РЭГ) в покое и в условиях моделированной психоэмоциональной нагрузки (ПЭИ) – проба “арифметический счет”. После окончания ПЭИ также регистрировалось АД и записывалась РЭГ до восстановления фонового АД. Исследование занимало 20-25 мин. на одного человека.

Исследование мозговой гемодинамики осуществляли методом биполярной реоэнцефалографии на аппарате РГ-4-01 с частотой зондирующего тока 100 кГц в зоне правого полушария, районе васкуляризации преимущественно внутренней сонной артерии (правое лобно-сосцевидное отведение) в положении испытуемого сидя.

Во время каждого исследования происходила поэтапная запись РЭГ: 1) фоновая РЭГ 2) запись РЭГ во время пробы с психоэмоциональным напряжением на 1, 2, 3 минуте, 3) запись РЭГ через 1-2 мин. до восстановления исходного АД, 4) запись РЭГ после нормализации АД во время проведения функциональной (фармакологической) пробы (на 3 мин. после приема 1/4 таблетки нитроглицерина). Данное исследование проведено дважды: фоновое и через 6 месяцев после основного курса ПРТ.

Анализ РЭГ проводился по 2 системам расчетов. Первая - классическая, с изучением следующих показателей: А РЭГ (ом), α(сек), α /Т (%) [Х.Х.Яруллин,1983].

Вторая - более детализированная, позволяющая выделить и определить артериальную А и венозную В компоненты, показатели величины периферического сопротивления В/А (%) и дикротический индекс ДКИ (%), показатели, характеризующие состояние венозного оттока крови ВО (%), и ДСИ (%) а также S (усл.ед.), характеризующую пульсовой приток крови в церебральные артерии за время первой систолической волны, Sx (усл. ед.), характеризующую максимальный прирост кровотока за время преобладания ее притока над оттоком; ПТС (%) - показатель тонуса сосудов среднего и мелкого калибра, V РИх (отн. ед.) - скорость прироста максимального кровенаполнения мозговых артерий, S1 / Sх *100% - доля пульсового притока в максимальном приросте кровенаполнения [Л.Р. Зенков, 1982; х.х. Ярулин, 1983].

Психорелаксационная терапия проводилась по методике В.С. Лобзина (1986) с эпизодическим включением в традиционный курс обучения психотехнических упражнений Н.В. Цзена, Ю.В. Пахомова (1988).

Занятия проводились в кабинете психологической разгрузки во второй половине дни в группах по 8-12 человек, в положении сидя в кресле. Частота занятий - 3 раза в неделю в течение месяца (учитываемое минимальное количество занятий - 8, максимальное - 12). Через 6 и 12 месяцев - повторное проведение 2-3 занятий.

Критерии оценки эффективности лечения по динамике АД у лиц с ПAГ и МАГ через 1, 6 и 12 месяцев: 1) улучшение - при снижении САД и/или ДАД на 10% и более от исходного уровня; 2) без динамики - при снижении или повышении САД и/или ДАД менее чем на 10% от исходного уровня; 3) ухудшение - при повышении САД и/или ДАД на 10% и более от исходного уровня.

Результаты исследований обрабатывались методами вариационной статистики. При сравнении распределений различных показателей для разных групп использовался критерий Стьюдента.

Математическая обработка исследуемого материала проводилась на персональном компьютере IВМ РС/ХТ 486DX с помощью программных средств “Quattro Pro” версия 2.

ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

АГ на скрининге выявлена у женщин в 18, 4% случаев, из них МАГ у 54,6%, ПАГ - У 14,1% женщин. Максимальная частота АГ встречалась в возрасте 45 - 49 лет (29,1%), ПАГ - в возрасте 40 - 44 лет (19,0%).

Изучение распространенности факторов риска АГ показало, что на первое место выступает отягощенная наследственность по ГБ, даже у лиц с нормальным АД (25%), у женщин с ПАГ этот показатель выше (51,3%), а у лиц с АГ уже составляет 56,7%. Избыточная масса тела у лиц с АГ встречалась в 57,4% случаев. Однако велик процент тучных женщин и среди лиц с НАД (52,9%).

При изучении отношения: к своему здоровью, самочувствию и отношения к вопросам профилактики ГБ выявлена готовность женщин к участию в профилактических мероприятиях (91,5%) .

Усредненный профиль СМОЛ женщин с МАГ, согласившихся на участие, отличался повышением по шкалам невротической триады (1, 2 и 3-й), 7-й и 8-й в сочетании со снижением по 6-й и 9-й шкалам, что свидетельствует о следующих особенностях: стремление к достижениям, потребность в признании результатов деятельности на фоне высокой требовательности к себе и высокого самоконтроля. Для лиц этой группы характерна повышенная чувствительность к стрессовым воздействиям, возможно развитие соматических симптомов в стрессовых ситуациях.

Усредненный профиль СМОЛ женщин с ПАГ также характеризовался повышением по шкалам невротической триады (1, 2 и 3-й) и по 7-й шкале, аналогично лицам с МАГ. При сравнении усредненных профилей СМОЛ лиц с МАГ и ПАГ было отмечено, что профиль лиц с МАГ в целом был выше (на 2 - 7 Т-баллов). При этом у лиц с МАГ отмечались достоверно более высокие показатели по шкалам: F (Р < 0,05); 4-й (Р < 0,05); 8-й (Р < 0,05), несколько более высокие по 1-й (Р< 0,1). Тем самым лица с МАГ отличались более выраженным соматическим дискомфортом, повышенной чувствительностью к стрессовым воздействиям, затруднениями во взаимоотношениях с окружающими, ухудшением социальной адаптированности.

Проведенное исследование психологического статуса в подгруппах “лабильной” и “стабильной” ПАГ выявило, что лица с “лабильной” ПАГ имели достоверно более высокие значения по шкалам F (Р < 0,05), 3-й (Р < 0,05), 4-й (Р < 0,05), 8-й (Р < 0,05) и несколько более высокие по 7-й шкале (Р < 0,1) по сравнению со “стабильной” ПАГ. Тем самым лица с “лабильной” ПАГ отличались несколько более высоким уровнем тревожности.

Профиль личности женщин со “стабильной” ПАГ отражал такие особенности психологического статуса, как повышенное внимание к своим ощущениям, состоянию своего здоровья. У этих лиц возможно фиксирование на неудачах и неверие в успех.

Таким образом, лица, у которых происходит становление ПАГ, имели более высокие значении усредненного профили СМОЛ и характеризовались более выраженной тревожностью в сравнении с лицами с установившейся пограничной гипертонией.

В группе участников с НАД психологический статус исследовался в двух подгруппах: с наличием или отсутствием факторов риска ГБ. Лица с факторами риска ГБ отличались более высокими показателями по 1-й (Р < 0,01) и более низкими по 4-й шкалам (Р < 0,05). Следует отметить, что усредненный профиль СМОЛ у лиц с факторами риска повторил форму профили группы МАГ и характеризовался повышенным вниманием к своему физическому здоровью.

Про филь личности лиц с НАД без факторов риска ГБ по основным шкалам отражал следующие характерологические особенности: индивидуализм, ригидность, упорство и честолюбие.

Проведенный анализ психологического статуса у женщин с различными уровнями АД позволил выявить общие черты в группах с МАГ, “лабильной” ПАГ и НАД с факторами риска ГБ. У этих лиц отмечались неудовлетворенная потребность в самоутверждении, высокий уровень притязаний в сочетании с неуверенностью и недооценкой своих возможностей, а также повышенная чувствительность к стрессовым воздействиям и возможность развитии соматических симптомов в стрессовых ситуациях. Вместе с тем, они отличаются добросовестностью и являются хорошими исполнителями. Усредненный профиль СМОЛ этих лиц отличался более высоким уровнем невротизации в сравнении с лицами “стабильной” ПАГ и НАД без Факторов риска. Этим лицам показано проведение ПРТ, можно предположить положительный эффект вмешательства.

Неясно, являются ли “стабильная” и “лабильная” ПАГ ступенями одного процесса или это два варианта течения ПАГ. Возникает вопрос, почему лица со “стабильной” ПАГ отличаются более низким уровнем невротизации? Можно предположить, что стабилизация ПАГ является проявлением адаптации к стрессу и, как следствие, возможен меньший процент трансформации ПАГ в АГ в данной группе. Проверка этой гипотезы требует длительного наблюдении.

Усредненный профиль СМОЛ женщин с МАГ, отказавшихся или прервавших курс ПРТ, отличался от изначального профиля больных, закончивших основной курс вмешательства несколько более низкими значениями по 2-й (Р < 0,1) и более высокими по 9-й шкалам (Р < 0,02) и отражал более низкий уровень невротизации и отрицание затруднений. Для этих лиц характерна ориентировка на собственные критерии оценки действительности и нормы поведения, а также затруднения при установлении межличностных контактов. Очевидно, это и являлось одной из причин отказа от лечения.

Усредненный профиль СМОЛ женщин с ПAГ', отказавшихся от лечения, также был несколько ниже исходного профиля женщин, согласившихся на лечение по 2-й шкале (Р < 0,1), что также свидетельствовало о несколько более низком уровне невротизации лиц данной группы.

Профиль личности у женщин с НАД, отказавшихся от ПРТ, отличался от исходного профиля лиц, закончивших основной курс ПРТ, несколько более низкими значениями по шкале К (Р < 0,1) и достоверно более высокими по 6-й (Р < 0,05), наметилась тенденция к повышению по 9-й шкале (Р < 0,1). Это свидетельствует о повышенной активности, энергичности, своеобразии суждений и установок, предпочтении собственных критериев оценки действительности и норм поведения, упрямстве, ригидности и напряженности.

Следовательно, усредненный профиль СМОЛ женщин с МАГ, с ПAГ и НАД, отказавшихся от ПРТ, характеризовался низким уровнем невротизма, склонностью к отрицанию затруднений, ориентировкой на собственные критерии оценки действительности, своеобразием суждений и установок и повышенной активностью. Эти факторы могут прогнозировать неучастие лиц с ПАГ, МAГ и НАД в ПРТ. У этих лиц нет убедительной мотивации к участию в ПРТ, понимания собственной ответственности за свое здоровье, а у части лиц (чаще с МAГ) отмечается ожидание немедленного улучшения самочувствия и недооценка необходимости длительных целенаправленных усилий для достижения результата.

При моделировании ПЭН во всех исследуемых группах отмечался прирост систолического АД, более выраженный у лиц с мягкой AГ (23,00+2,3 мм рт.ст.) и группы НАД (22,20+2,19 мм рт.ст.). Результат был ниже у лиц с ПAГ (15,26+1,66 мм рт.ст., Р < 0,05, Р < 0,05). Прирост диастолического АД был менее выражен и практически не различался в исследуемых группах.

С целью выявления предикторов эффективности психорелаксационной терапии были выделены три группы с различными типами реагирования на стресс, независимо от исходного уровня АД: а) с симпатическими вегетативными реакциями (прирост САД > 20 мм рт.ст., ДАД > 10 мм рт.ст., ЧСС > 6 в 1 минуту), б) лица, у которых отсутствовал прирост ЧСС или наблюдалось его урежение во время ПЭН и в) лица, у которых нормализация АД наступала позже, чем через 7 минут.

Оказалось, что лица первой группы имели более высокие значения теста СМОЛ по 1 (Р < 0,1), 3 (Р < 0,05), 4 (Р < 0,02) шкалам в сравнении со 2 группой и по 8-й шкале (Р < 0,05) в сравнении с 3 группой, что свидетельствует о повышенной чувствительности к стрессовым воздействиям, неуверенности в себе, стремлении к избеганию возможной неудачи.

У лиц 3-й группы возможны сомнения, колебания при необходимости принятия решений, они могут испытывать затруднения при выполнении работы, требующей решительных действий. Очевидно, эти особенности могут объяснить длительность гипертензивной реакции на стресс.

При изучении влияния факторов риска АГ на психофизиологическую реактивность у лиц с НАД и ПАГ было выявлено, что лица с отягощенной наследственностью в обеих группах характеризовались большим средним приростом САД во время моделирования ПЭН в сравнении с лицами с избыточной массой тела и без факторов риска (однако результат статистически недостоверен, Р>0,5).

Исследования, проведенные в подгруппах “стабильной” и “лабильной” ПАГ, выявили, что лица с подъемом АД в анамнезе (“лабильная” ПАГ) отличались во время стресса достоверно более высоким приростом частоты пульса: 9,00+1,51 в сравнении с результатами группы “стабильной” ПАГ: 4,29+1,28 (Р < 0,05).

Таким образом, моделирование ПЭН с помощью теста “арифметический счет” приводит к преимущественному приросту САД во всех исследуемых группах, более выраженному у лиц с МАГ и НАД группы согласившихся. Женщины с повышением АД в анамнезе (“лабильная” ПАГ) отличаются большим приростом ЧСС во время моделирования стресса.

Проведенный анализ данных РЭГ в зависимости от уровня АД выявил, что максимальное значение пульсового кровенаполнения А РЭГ определялось у женщин с нормальными цифрами АД (0,117+0,005 ом - контрольная группа с НАД, 0,107+0,007 группа согласившихся с НАД). По мере повышения АД А РЭГ снижалась: 0,098+0,004 у лиц с ПАГ; 0,084+0,007 у лиц с МАГ (различия между А РЭГ групп НАД и МАГ статистически достоверны, Р < 0,05). Полученные результаты совпадали с данными других исследователей [Л.Р. Зевков, 1982; Д.Д.. Тургумбаев, 1991; Х.Х. Яруллин, 1983].

Таким образом, вырисовывается общая тенденция зависимости А РЭГ от уровня АД и чем выше АД тем ниже пульсовое кровенаполнение мозга (А РЭГ) .

При исследовании показателя эластичности α самые низкие значения выявлены в наиболее молодой по возрасту (39,56+2,30 г.) контрольной группе с НАД: 0,164+0,022 сек., самые высокие - у лиц старшей группы (46,76+0,96) с умеренной АГ - 0,234+0,008 (Р < 0,02, Р < 0,05). Полученные результаты совпадают с данными А.Я. Минц (1967, 1970) (для 40-49 лет α равна 0,167+0,013 сек.) и данными М.А. Ронкина (1982) - 0,17 сек.

При исследовании анакротического индекса α/Т, свидетельствующего о тоническом напряжении сосудистой стенки, было выявлено, что α/Т также был достоверно выше у лиц с умеренной АГ (25,44+1,38%), имеющих достоверно более высокий уровень АД и средний возраст, в сравнении с контрольной группой с НАД (39,56+2,3 г., α/Т - 18,62+2,10%, Р < 0,05), группой с ПАГ (41+0,97 г., α /Т - 20,56+1,17%, Р < 0,05), группой с МАГ (41,8+1,20 г., α/Т - 21,01+,51%, Р < 0,1). При анализе α/Т у лиц с ПАГ в двух подгруппах до 45 лет и старше, у первых α/Т был достоверно ниже (Р < 0,05). И это подтверждает вывод о том, что тоническое напряжение сосудистой стенки возрастает по мере старении лиц и с ростом АД [Х.Х. Ярулин, 1967]. Полученные результаты не противоречат литературным данным о том, что гипертоническая сосудистая реакция аналогична возрастной, что гипертонии и атеросклероз имеют общие корни и подчеркивают роль возраста и повышенного уровня АД в снижении эластичности и повышении сосудистого тонуса [А.Л. Мясников, 1965].

По данным Г.И. Мчедлишвили (1977), повышение сосудистого тонуса в системе магистральных артерий (преимущественно внутренняя сонная и позвоночная) в ответ на повышение общего АД является оптимальным механизмом регулировании мозгового кровотока.

При исследовании показателей периферического сосудистого сопротивлении ДКИ и В/А также была выявлена зависимость данных показателей от уровня АД и возраста. С повышением АД возрастает величина ПСС. В нашем исследовании максимальное значение определилось у лиц с умеренной АГ: ДКИ = 117,04+7,1%, В/А = 121,99+7,8%, минимальное в контрольной группе с НАД: ДКИ = 88,16+4,86%, В/А = 98,26+4,76% (Р < 0,001; Р < 0,05).

Учитывая, что данные показатели внутри каждой исследуемой группы также повышаются с возрастом (при анализе лиц до 45 лет и старше), результат достоверен в группе с ПАГ (Р<0,01), МАГ (Р<0,05) и НАД (Р<0,05), также можно говорить о роли возрастных изменений сосудистой стенки в повышении ПСС, в том числе и у лиц с нормальным АД.

При исследовании показателей венозного тонуса ДСИ и ВО было выявлено, что они выше нормативных значений во всех исследуемых группах и свидетельствовали о затруднении венозного оттока, в том числе и на фоне нормальных цифр артериального давления: ДСИ = 91,17+4,52%, ВО = 30,14+2,04% у нормотоников контрольной группы, максимальные значения ДСИ (117,04+7,10%, Р<0,002) определялось у лиц с умеренной АГ. Полученные .данные свидетельствуют о снижении венозного тонуса и ухудшении венозного оттока во всех исследуемых группах, что, вероятно, связано с возрастным изменением сосудистой стенки и прогрессирующим повышением АД, что совпадает с данными М.Я. Бердичевского (1989).

На основании анализа вышеуказанных показателей, а также визуального анализа РЭГ проведена комплексная оценка показателей мозговой геодинамики в исследуемых группах.

В группе согласившихся с НАД показатели α = 0,201+0,014 сек, α/Т = 22,36+1,66%, ДКИ = 100,99+4,42%, ВО = 33,08+2,5% были выше нормативных значений. По-видимому, это связано с начальными про явлениями атеросклероза церебральных сосудов у части обследуемых, для которого, по данным Х.Х.Ярулина (1983), характерно увеличение α до 0,18 сек, α/Т до 23,4+5,4%, снижение А РЭГ до 0,08+0,021 ом. У большинства лиц с НАД тип кривой приближался к форме РЭГ гипертоников, что позволило сделать вывод о том, что сосудистые изменения при АГ лишены какой-либо специфичности.

Очевидно, параллельно изменениям реографических показателей с возрастом происходит и изменение формы РЭГ, которая отражает повышение сосудистого тонуса, ПСС и ухудшение венозного оттока.

Положительная нитроглицериновая проба у лиц с НАД регистрировалась в 82,6% случаев.

В группе лиц с ПАГ нормальную форму реографической кривой имели лишь 18,5% лиц. В 29,6% случаев были обнаружены признаки неустойчивого сосудистого тонуса. При анализе показателей РЭГ группы с ЛАГ исходные реографические показатели отличались от нормативных и показателей группы с НАД. Различие достоверно для А РЭГ и наметилась тенденция к различию показателя венозного оттока ВО: у лиц с ПАГ А РЭГ 0,098+0,004 ом, ВО - 36,1+2,23%, у лиц с НАД А РЭГ составила 0,117+0,005 ом (Р<0,05), ВО 30,14+2,04% (Р<0,1). Эти данные согласуются с данными Е.М. Бурцева (1989), согласно которым у 65,0% лиц с ЛАГ выявлены начальные проявления недостаточности мозгового кровообращения.

При сравнительном возрастном анализе РЭГ покоя лица до 45 лет и старше различались по основным реографическим показателям: различие достоверно для α/Т (Р<0,05) , ДКИ (Р<0,01), ДСИ (Р<0,01), В/А (Р<0,01). Лучшие результаты имели лица более молодого возраста.

Сравнительный анализ в подгруппах “лабильной” и “стабильной” ЛАГ показал, что женщины с “лабильной” ПАГ имеют лучшие средние реографические показатели (результат статистически недостоверен). Подобные результаты, полученные А.Н. Бритовым с соавт. (1988, 1987), позволили ему сделать вывод, что у тех лиц, у которых АГ еще не сформировалась, нарушения РЭГ не могут расцениваться просто как осложнение АГ, поскольку самой АГ еще нет. Следовательно, изменения мозговой гемодинамики появляются до того как повышается АД. И, следовательно, церебральные сосудистые нарушения реализуются раньше, чем центральные и, возможно, становятся патогенетическим механизмом заболевания.

Полученные данные свидетельствуют также о том, что наличие нормального АД при массовых обследованиях не может гарантировать отсутствия у всех обследованных ГБ в “лабильной” стадии [И.А. Гундаров, 1988], и объясняют целесообразность рассматривать лиц с “лабильной” ПАГ как группу риска.

В группе с мягкой АГ обращает на себя внимание уменьшение числа лиц с РЭГ нормальной формы до 12,5% и появление в группе РЭГ атеросклеротического типа в 18,75% случаев. По данным А.Я. Минц (1967), при исследовании РЭГ у 60 человек 35-41 года с ГБ I и II стадии у 80,0% были обнаружены изменения атеросклеротического типа разной степени выраженности.

Цифровой анализ выявил по мере перехода от нормального АД к мягкой гипертонии уменьшение А РЭГ до 0,084+0,007 ом (Р<0,05). Следовательно, снижение пульсового кровенаполнения, наметившееся у лиц с ПАГ, усугубляется по мере дальнейшего повышения АД у лиц с мягкой гипертонией. Кроме того, происходит еще большее повышение показателей ПСС ДКИ (Р<0,05), В/А (Р<0,05) и показателя венозного оттока ДСИ (Р<0,05) в сравнении с группой с НАД.

Закономерности изменения показателей РЭГ в зависимости от возраста, выявленные ранее при анализе отдельных показателей РЭГ, а также в группе лиц с ПАГ, воспроизводятся в группе с МАГ. Лица моложе 45 пет в сравнении со старшей возрастной группой имеют достоверно лучшие значения ПСС ДКИ (Р<0,05), В/А (Р<0,05) и ДСИ (Р<0,05).

Следовательно, в группе с МАГ по сравнению с группой ПАГ снижается количество лиц с нормальной формой РЭГ, появляются изменения, характерные для начального атеросклероза церебральных сосудов, которые, по-видимому за счет постоянной ишемии мозга (связанной с вазоконстрикцией) могут вызывать повышение прессорной активности гипоталамических структур и создать предпосылки для стабилизации повышенного АД.

Учитывая одинаковый средний возраст групп с ПАГ и МАГ (41+0,97 г., 41,8+1,20 г.) следует подчеркнуть роль повышенного АД в ухудшении мозгового кровообращения.

Моделирование ПЭН. По данным наших исследований, происходит снижение числа лиц с физиологическим первым типом сосудистой реактивности по мере повышения АД: от 50,0% у лиц с нормальным АД до 34,6% у лиц с ПАГ, 25,0% у лиц с мягкой гипертонией и до 20,0% у лиц с умеренной АГ.

Таким образом, у лиц с ПАГ и МАГ во время психоэмоционального напряжения преобладает второй тип реактивности, обеспечивающий менее полноценное кровоснабжение мозга.

Во время моделирования ПЭН у лиц с МАГ, ПАГ и контрольной НАД происходит повышение ПСС, более выраженное в старшей возрастной группе (более 45 лет), (Р<0,05).

Во время ПЭН у лиц с пограничными уровнями АД и мягкой гипертонией также ухудшается показатель венозного оттока ВО (Р<0,05).

При проведении фармакологической пробы (с нитроглицерином) по мере повышения АД в группах снижалась частота нормализации формы РЭГ от 92,6% в группе согласившихся с НАД до 62,5% у лиц с МАГ. Это еще раз может свидетельствовать о наличии у части пациентов начальных признаков церебрального атеросклероза, прогрессирующего с ростом АД и возрастом.

С целью оценки эффективности ПРТ был проведен также анализ динамики АД и ЧСС за 1 год наблюдения. Наибольший эффект ПРТ был зарегистрирован в группе с МАГ (рис. 1).

За 1 год наблюдения снижение САД и ДАД произошло соответственно на 15,44+2,3, 8,93+1,1 мм рт.ст., ЧСС на 6+1,1 в 1 мин (Р<0,001). В группе с ПАГ снижение САД и ДАД произошло соответственно на 13,10+1,67, 6,17+1,02 мм рт.ст., ЧСС на 5,46+0,9 в мин. (Р<0,001). Максимальный эффект в обеих группах регистрируется через 6 месяцев наблюдения (рис. 2).

 

Рис.1. Динамика средних показателей АД у лиц с МАГ и УАГ

за 1 год наблюдения.

 

 

 

В группе с умеренной АГ, в которой цикл ПРТ проводился на фоне медикаментозного лечения, отмечался четкий положительный эффект к 4 занятию, резкий подъем АД к 6 месяцам наблюдения и достоверное снижение через 12 месяцев наблюдения. Снижение САД и ДАД составили соответственно 12,10+2,21 (Р<0,05) и 5,71+2,13 мм рт.ст. (Р>0,5) через год наблюдения. Достоверное снижение ДАД получено только через 1 месяц занятий (Р<0,001) .

В группе лиц с НАД достоверных результатов динамики ЧСС и АД не получено.

При анализе количества посещенных занятий наибольшее среднее число посещений выявлено у лиц с умеренной АГ (17), и несколько меньшее - у лиц с МАГ и ПАГ (14). Достаточно высокая посещаемость занятий первого цикла, хороший терапевтический эффект и снижение достигнутого результата через 6 месяцев наблюдения у лиц с умеренной АГ оправдывает необходимость дополнительных ежемесячных занятий после основного цикла.

Учитывая, что на уровень АД в момент измерения может оказывать положительное влияние знакомство с врачом, для оценки эффективности ПРТ была проанализирована динамика АД у этих лиц во время проспективных обследований популяции, проводимых параллельно с интервалом в 1 год врачами, не участвующими в психологическом вмешательстве. Было получено снижение САД (Р<0,05) и ДАД (Р<0,05) в группе согласившихся через 1 год и отсутствие положительной динамики в контрольной группе.

Рис.2. Динамика средних показателей АД у лиц с ПАГ за 1 год

В группе с МАГ выявлена положительная корреляционная связь между исходными САД и снижением САД (r=0,58; Р<0,05) в результате ПРТ, что позволяет считать высокое исходное САД предиктором эффективности ПРТ.

При анализе динамики АД за год наблюдении в группе вмешательства оказалось, что АД нормализовалось у 90,69+4,43% лиц с ПАГ и у 32+9,33% лиц с МАГ, в то время как в группе сравнении это составило 30,77+9,07 (Р<0,001) и 9,52+6,55 (Р>0,1) соответственно.

В группе женщин с МАГ к концу основного курса лечении произошло достоверное снижение уровни профили СМОЛ по шкалам F (Р < 0,02), 1-й (Р < 0,05), наметилась тенденции к снижению по 2-й и 8-й (Р<0,1). Полученные результаты позволяют говорить об уменьшении внутренней напряженности, снижении уровни тревожности на фоне курса ПРТ. При тестировании через 6 месяцев усредненный профиль СМОЛ несколько повысился. К концу года наблюдения сохранялась тенденция к снижению по 2-й шкале СМОЛ (Р<0,1), (рис. 3).

Следовательно, через 1 год наблюдения сохраняется положительный эффект ПРТ, выражающийся в благоприятном воздействии вмешательства на психологический статус лиц с МАГ.

Обнаружена отрицательная корреляция между динамикой САД и показателями по 1-й (r = -0,42, Р<0,05,) и 8-й шкалам (r = -0,32, Р<0,1) и положительная корреляция с показателем по 9-й шкале (r = 0,39, Р<0,05). Тем самым при МАГ прогнозировать гипотензивный эффект можно у лиц с такими особенностями личности, как общительность, повышенный фон настроения и активности .

У лиц с ПАГ на фоне курса ПРТ (через 1 месяц) произошло достоверное снижение усредненного профиля СМОЛ по 1l-й шкале (Р < 0,05), а к концу года наблюдения - по 1-й (Р < 0,05) и наметилась тенденция к снижению по 2-й шкале (Р<0,1), что свидетельствует о снижении уровня тревожности. Следует отметить, что применение ПРТ приводит к улучшению психологического статуса в основном у лиц с “лабильной” ПАГ, у которых к концу года наблюдения отмечается достоверное снижение профиля СМОЛ по 1-й (Р < 0,02), 2-й (Р < 0,05), 3-й (Р < 0,02) и 7-й шкалам (Р < 0,05), что также указывает на снижение уровня тревожности и невротизации.

Рис. 3. Динамика усредненного профиля СМОЛ у женщин с МАГ

после первичного курса ПРТ (через 1 месяц)

 

В группе “стабильной” ПАГ на фоне ПРТ динамики психологического статуса, по данным теста СМОЛ, за 1, 6 и 12 месяцев не наблюдалось.

У лиц с “лабильной” ПАГ выявлены положительные корреляционные связи между динамикой САД и показателями по 6-й (r = 0,653, Р < 0,05), 7-й (r = 0,458, Р < 0,05) и 1-й шкалам СМОЛ (r = 0,325, P<0,1), а также отрицательные корреляции между динамикой ДАД и фоновыми показателями по 8-й шкале (r = -0,437, Р < 0,05). Согласно этим данным, гипотензивный эффект ПРТ более выражен у лиц с “лабильной” ПАГ, отличающихся озабоченностью состоянием своего здоровья, точностью, добросовестностью, педантичностью.

В группе с НАД у лиц с факторами риска ГБ через год произошло снижение профиля СМОЛ по 1-й (Р<0,05), наметилась тенденция к снижению по шкале F (Р<0,1) и повышению по 9-й (P<0,1). Следовательно, цикл ПРТ у лиц с факторами риска ГБ приводит к повышению фона настроения, оптимистичности и снижению тревожности. У лиц без факторов риска ГБ отмечено снижение профиля СМОЛ по 7-й (Р<0,02) и наметилась тенденция к снижению по шкале L (Р<0,1), что означает уменьшение психастенических проявлений.

На основании вышеизложенного следует, что курс ПРТ приводит к снижению тревожности, уменьшению внутренней напряженности у лиц с МАГ, “лабильной” ПАГ, НАД с факторами риска ГБ, а также к повышению фона настроения и активности у последних. У лиц с НАД без факторов риска отмечалось уменьшение психастенических проявлений. Гипотензивный эффект можно прогнозировать у лиц с МАГ - общительных, с повышенным фоном настроения. У лиц с “лабильной” ПАГ эффект коррелирует с озабоченностью состоянием своего здоровья, точностью, добросовестностью, педантичностью.

У женщин контрольной группы и отказавшихся от ПРТ через год наблюдения динамики усредненного профиля СМОЛ не произошло.

Проведение ПРТ привело к достоверному снижению прироста САД во время психоэмоционального напряжения у лиц с МАГ 23,00+2,3 до 16,26+1,79 мм рт.ст. (Р<0,05) и у нормотоников с 22,20+2,19 до 13,19+2,89 мм рт.ст. (Р<0,05). У лиц с ПAГ' снижение прироста САД во время ПЭН не произошло, данный факт нуждается в дополнительном уточнении.

После цикла ПРТ практически не произошло достоверного изменения прироста ДАД и наметилась тенденция к снижению ЧСС у лиц с МАГ: от 9,83+2,1 до 4,52+1,56 в 1 мин. (Р<0,1). ПРТ повлияла на время нормализации АД после моделирования ПЭН. Во всех подгруппах согласившихся произошло его укорочение: у лиц с ПАГ с 6,86+0,62 до 4,84+0,26 мин. (Р<0,002), в группе с МАГ с 6,61+0,71 до 4,09+0,3 мин. (Р<0,002), наметилась тенденция к снижению в группе согласившихся с НАД (Р<0,1) . В контрольной группе время восстановления АД не изменилось.

У лиц с симпатической вегетативной реакцией на стресс после цикла ПРТ отмечалось снижение усредненного профиля СМОЛ по шкалам: F (Р<0,05), невротической триады (1, 2 и 3-й) (Р<0,05), 7-й (Р<0,02), наметились тенденции к снижению по 8-й (Р<0,1) и к повышению по шкале К (Р<0,1). Таким образом, под влиянием ПРТ произошло снижение уровня тревожности и повышение толерантности к воздействию психоэмоциональных стрессов. Следовательно, ПРТ наиболее эффективно у лиц с выраженной, но кратковременной реакцией на психоэмоциональное напряжение. Это совпадает с данными Е.М. Губачева (1993), согласно которым, применение ПРТ приносит наиболее ощутимые результаты в лечении симпатикотонических по происхождению заболеваний. У лиц с отсутствием прироста ЧСС на стресс динамики теста СМОЛ не отмечено. У лиц с длительным периодом восстановления фонового уровня АД (больше 7 минут) произошло некоторое снижение профиля СМОЛ по 2-й шкале (Р<0,1), свидетельствующее о снижении уровня тревожности.

Следовательно, применение ПРТ приводит к нормализации реагирования на стресс, что выражается в снижении прироста САД у лиц с МАГ и НАД. ПРТ способствует более быстрой нормализации АД после стресса во всех группах вмешательства. У женщин с преобладанием симпатической вегетативной реакции ПРТ приводит к достоверному улучшению психологического статуса через 1 год наблюдения. У лиц с отсутствием прироста ЧСС в условиях стресса ПРТ не ведет к изменению психологического статуса. У лиц с тревожной мнительностью и нерешительностью отмечается минимальное влияние ПРТ на психоэмоциональный статус.

При регистрации РЭГ через 6 месяцев после проведения ПРТ достоверной динамики основных показателей РЭГ покоя во всех исследуемых группах практически не произошло. Выявлено лишь достоверное снижение показателя венозного оттока ВО в группе с “лабильной” ПАГ: исходное значение ВО 34,58+1,89%, через 0,5 года - 27,29+2,88 (Р<0,05).

При повторном моделировании ПЭН тип сосудистой реактивности во всех группах вмешательства сохранялся прежним. Во время ПЭН лица с МАГ реагировали достоверно более низкими значениями ВО (венозного тонуса) на 1-й мин. ПЭН 34,94+2,87% (исходное значение 43,26+1,65%, Р<0,02) на 2-й мин. ПЭН наметилась тенденция к снижению ВО до 38,14+2,13% (исходное значение 44,16+2,35%, Р<0,1). Данная динамика более выражена у лиц с МАГ старше 45 лет. В группе “стабильной” ПАГ во время ПЭН также произошло достоверное снижение значений ПСС (В/А) на 1-й (Р<0,05), 2-й (Р<0,05) мин. ПЭН в сравнении с исходным.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что выявленный нами эффект ПРТ у лиц с мягкой и пограничной АГ, по данным РЭГ, реализуется в реагировании на стресс. У лиц с МАГ он заключался в повышении венозного тонуса и улучшении венозного оттока и был более выражен у лиц старше 45 лет, у которых эффект ПРТ достигается за счет венозного механизма регуляции (рис. 4)

Рис. 4. Динамика показателя венозного тонуса ВО

у лиц с МАГ старше 45 лет после ПРТ.

В группе ПАГ эффект ПРТ был достигнут в подгруппе со “стабильной” ПАГ и заключался в снижении показателей ПСС во время ПЭН. Различие механизма реализации эффекта ПРТ, очевидно, связано с разными звеньями механизма регуляции мозгового кровотока на повышение АД у лиц с ПАГ (преимущественно за счет повышения тонуса в системе магистральных артерий) и МАГ (недостаточность компенсаторного повышения тонуса сосудов при повышении АД приводит к затруднению венозного оттока) [И.М. Михайлова, 1986; Г.И. Мчедлишвили, 1977].

При повторном проведении нитроглицериновой пробы только у лиц с МАГ наметилась тенденция к увеличению А РЭГ, более выраженному у лиц до 45 лет (28,0%, Р<0,1) и снижение показателя сосудистого тонуса α (Р<0,05). Следовательно, положительная динамика нитроглицериновой пробы после ПРТ у лиц с мягкой АГ сопровождается некоторым повышением пульсового кровотока и снижением сосудистого тонуса и может косвенно свидетельствовать о снижении периферического сосудистого сопротивления.

Более детальный анализ показателей РЭГ выявил снижение пульсового притока крови (S) до 32,5+6,71 усл.ед. в группе с умеренной АГ в сравнении с нормотониками (61,5+7,78 усл.ед., Р<0,01), повышение максимального прироста притока (Sх) с ростом АД до 135,85+19,86 усл.ед. (у лиц с НАД 89,53+8,52 усл.ед., Р<0,05).

Это происходит за счет еще большего увеличения времени формирования. максимальной реографической волны до 234 м/сек (у лиц с НАД 184 м/сек, Р<0,001). Кроме того, с повышением АД наблюдается замедление скорости прироста максимального кровенаполнения V (РИх) с 10,5+1,59 отн.ед. до 5,05+0,46 у лиц с МАГ (Р<0,01) и 4,94+0,69 (Р<0,01) у лиц с умеренной АГ. Наблюдается уменьшение доли пульсового притока S/Sх с ростом АД с 75,9+11,11 у лиц с нормальным АД до 41,42+6,29 у лиц с МАГ (Р<0,05) и 26,23+2,43% у лиц с умеренной АГ (Р<0,001). Параллельно происходит увеличение ПТС с 106,4+3,64% у лиц с НАД до 144,53+6,59 у лиц с умеренной АГ (Р<0,001).

Дополнительные исследования подтверждают прогрессирование нарушения мозгового кровообращения с подъемом АД, а также показывают, что формирование нарушения мозгового кровообращения происходит параллельно старению лиц, а присоединяющееся повышенное АД в этом случае еще больше его усугубляет, и этот процесс как бы спрессован во времени.

Эффект ПРТ реализуется в реагировании субъекта на психоэмоциональное напряжение и сопровождается, по данным РЭГ, уменьшением показателей периферического сосудистого сопротивления, улучшением венозного оттока у лиц с мягкой АГ и пограничными уровнями АД и улучшением ответа на нитроглицериновую пробу у лиц с МАГ.

После завершения программы психологического вмешательства и проведенного анализа результатов нами была поставлена задача найти характеристики, которые бы определяли отбор лиц с МАГ для ПРТ и прогнозировали ее эффективность. Для этого был проведен многофакторный анализ 5 групп женщин с МАГ с различной динамикой АД за 1 год наблюдения. Было выявлено, что у женщин с МАГ, не имеющих сочетания избыточной массы тела с отягощенной наследственностью по ГБ (Р<0,05), у которых: уровень ДАД < 95,00+2,79 мм рт.ст. и во время нитроглицериновой пробы показатель эластичности сосудистой стенки α снижается до 0,122+0,024 сек (Р<0,05), в течение года наблюдения сохраняется нормальное АД. У этих лиц ПРТ может быть использована в качестве самостоятельного метода лечения. В остальных случаях необходимо сочетание ПРТ с медикаментозным лечением.

ВЫВОДЫ.

1. Выявлены сходные психологические особенности личности у женщин с начальными формами ГБ и у лиц с нормальным АД, имеющих факторы риска (избыточная масса тела и отягощенная наследственность по ГБ) .

2. Исследование мозговой гемодинамики методом реоэнцефалографии выявило ухудшение основных реографических показателей, характеризующих эластичность сосудистой стенки, периферическое сосудистое сопротивление и венозный отток с увеличением возраста и ростом АД в покое и при моделировании психоэмоционального напряжения.

З. Установлены факторы, прогнозирующие отказ женщин с различными уровнями АД от участии в психорелаксационной терапии: низкий уровень невротизации, склонность к отрицанию затруднений, повышенная активность, своеобразие суждений и установок и ориентация на собственные критерии оценки действительности (по данным теста СМОЛ) .

4. Эффект ПРТ у женщин с начальными формами ГБ реализуется в реагировании на психоэмоциональное напряжение и характеризуется: уменьшением выраженности гипертензивной реакции на стресс, снижением времени нормализации АД после психоэмоциональной нагрузки и улучшением показателей мозговой гемодинамики, а также приводит к стойкому снижению АД в течение года наблюдения и улучшению психологического статуса (снижение уровня невротизации и тревожности).

5. Предикторами эффективности психорелаксационной терапии явились: исходный уровень систолического АД, выраженная, но кратковременная реакция на моделированный стресс, психологические особенности личности и динамика показателя эластичности сосудистой стенки α при проведении пробы с нитроглицерином по данным РЭГ.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для планирования мероприятий по первичной и вторичной профилактике АГ среди работников промышленных предприятий необходимы сведения о распространенности ПАГ и МАГ и основных факторов риска АГ.

2. Выявленная при психологическом тестировании женщин связь признаков нарушения психологической адаптации с уровнем АД свидетельствует о необходимости психологического тестирования популяции. Рекомендуется про ведение тестирования в амбулаторных условиях, используя для этого тест СМОЛ.

З. ПРТ может быть рекомендована в качестве самостоятельного метода лечения у лиц с мягкой артериальной гипертонией, не имеющих сочетания избыточной массы тела с отягощенной наследственностью по ГБ, у которых уровень ДАД < 95,00+2,79 мм рт.ст. и во время нитроглицериновой пробы показатель эластичности сосудистой стенки α снижается до 0,122+0,024 сек., а также показана лицам с “лабильным” течением ПАГ и с НАД с наличием факторов риска ГБ и нарушением психологической адаптации по данным СМОЛ.

4. Рекомендуется применение метода реоэнцефалографии с целью прогнозирования течения заболевания и эффективности терапии у лиц с различными уровнями АД.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Зиновьева Т.Ф., Кононова Л.И., Лака Г.П. Изучение возможностей предупреждения инфаркта миокарда, мозгового инсульта и смертности от них путем выполнения программы профилактики гипертонии // Коронарная болезнь сердца: Сб. научн. трудов. - Красноярск, 1987. -С.79-81
  2. Изучение характерологических особенностей личности у лиц с пограничной артериальной гипертонией (ПАГ) на промышленном предприятии / М.М. Петрова, Л.И. Кононова, Г.П. Лака и другие // Пути и методы снижения заболеваемости рабочих на промышленных предприятиях: Сб. научн. трудов. - Красноярск, 1990. -С.2З-29
  3. Психологические особенности личности в зависимости от уровней артериального давления в популяции / Л.И. Кононова, М.М. Петрова, Г.П. Лака и другие // Актуальные проблемы кардиологии Севера и Сибири: Тезисы докл. Красноярск, 1991. -С.49-50
  4. Лака Г.П., Петрова М.М. Предварительные результаты эффективности аутогенной тренировки в профилактике гипертонической болезни // Актуальные проблемы кардиологии Севера и Сибири: Тез. докл. -Красноярск, 1991. -С.60-63
  5. Отношение к своему здоровью и к вопросам профилактики артериальной гипертонии (АГ) на промышленном предприятии / Л.И. Кононова, Г.П. Лака, Н.Ю. Карасева, и другие // Вопросы кардиологии: Тез. докл. I съезд кардиологов Казахстана. -Алма-Ата, 1991. -Т I. -С.34
  6. Характеристика отягощенного личного анамнеза как возможной причины артериальной гипертонии в популяции в зависимости от различных уровней артериального давления / Л.И. Кононова, А.Ф. Колпакова, Г.П. Лака и другие // Актуальные проблемы клинической кардиологии: Тез. докл. - Томск, 1990. -С.67-68
  7. Лака Г.П., Кононова Л.И., Петрова М.М. Критерии отбора лиц с начальными формами гипертонической болезни для проведения психоpeлаксационной терапии в амбулаторных условиях // Методические рекомендации. - Красноярск, 1995. - 8 с.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ПРИНЯТЫХ В ДИССЕРТАЦИИ

А - амплитуда РЭГ

АГ - артериальная гипертония

АД - артериальное давление

АТ - аутогенная тренировка

B/A - показатель периферического сосудистого сопротивления

ВО - показатель венозного оттока

ГБ - гипертоническая болезнь

ДАД - диастолическое артериальное давление

ДКИ - дикротический индекс

ДСИ - диастолический индекс

ИМТ - избыточная масса тела

МАГ - мягкая артериальная гипертония

НАД - нормальное артериальное давление

ОН - отягощенная наследственность

ПAГ - пограничная артериальная гипертония

ПРТ - психоpeлаксационная терапии

ПСС - периферическое сосудистое сопротивление

ПТС - показатель тонуса сосудов

ПФО - психофизиологическое обследование

ПЭН - психоэмоциональное напряжение

РЭГ - реоэнцефалогpафия

САД - систолическое артериальное давление

СМОЛ - сокращенный многофакторный опросник для исследования личности

ФР - факторы риска

ЧСС - частота сердечных сокращений