Российский кардиологический журнал. -2006. -№ 3. –С. 6-16.

 

КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА, ПОСТИНФАРКТНОЕ РЕМОДЕЛИРОВАНИЕ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС И СРОКИ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ У БОЛЬНЫХ С РАЗЛИЧНЫМИ ГЕНОТИПАМИ ГЕНА АНГИОТЕНЗИНПРЕВРАЩАЮШЕГО ФЕРМЕНТА

 

Мелентьев И.А.1, Вершинин А.А.1, Колесникова Е.А. 1, Мелентьев А.С. 1, Малыгина Н.А.2, Костомарова И.В. 2, 3айцев В.П.3

Российский государственный медицинский университет, кафедра пропедевтики внутренних болезней педиатрического факультета1; Российский научно-исследовательский институт геронтологии, лаборатория возрастной популяционной иммуногенетики2; Российский научный центр восстановительной медицины и курортологии, отдел медицинской психологии3

 

Резюме. Изучены клинико-инструментальные и психометрические ассоциации инсерционно/делеционного (J/D) поли­морфизма гена ангиотензинnревращающего фермента (АПФ) у 112 больных ИБС: нестабильная стенокардия (НС) - 32, инфаркт миокарда (ИМ) - 80. Контрольную группу составили 66 практически здоровых лиц (3). Аллель D встречался достоверно чаще, чем аллель I гена АПФ (р<0, 02) у больных ИБС и в группах ИМ, и в этих же группах выявлялись достоверные отличия (р<0, 05) от группы 3 по частоте встречаемости генотипа DD. По данным эхо кардиографии, худшие параметры ремоделирования ЛЖ ассоциировались с генотипом DD. Психометрия показала, что больные с генотипом DD чаще (р<0,05) имели повышенный уровень общей враждебности и поведенческий тип: А, чем носители генотипов ID и II. Удлинение сроков госпитализации у больных ИМ с генотипом DD достоверно (р<0,05) коррелирует с выраженностью поведенческого типа А и различных компонентов враждебности.

Ключевые слова: ген ангиотензинпревращающего фермента, нестабильная стенокардия, инфаркт миокар­да, ремоделирование левого желудочка, враждебность, поведенческий тип А.

 

 

Изучение инсерционно-делеционного (I/D) по­лиморфизма гена агиотензинпревращающего фер­мента (АПФ) у больных ишемической болезнью сердца (ИБС) позволило установить связи аллеля D и генотипа DD гена АПФ с предрасположенностью к инфаркту миокарда (ИМ) и летальному исходу, а ал­леля I и генотипов ID и II - с более благоприятным течением заболевания [7, 10, 12]. При остром коро­нарном синдроме у больных с генотипом DD выявлялся значительно меньший временной интервал между первым ангинозным приступ и развитием ИМ, чем у носителей генотипов ID и II гена АПФ [19]. Данные наблюдения делают актуальным анализ взаимосвязей генотипов гена АПФ с клиническим те­чением ИБС и своевременностью начала лечения ИМ, а также с психологическими особенностями, ко­торые могут определять степень чувствительности к боли и характер личностного реагирования на бо­лезнь и процесс ее лечения.

Среди личностно-поведенческих особенностей, рассматриваемых в качестве факторов риска ИБС, а вместе с тем влияющих на сроки обращения больных за медицинской помощью, наиболее изученными являются поведенческий тип А и враждебность [8, 13, 25, 27, 28]. Поведение типа А (ПТА) представляет собой преморбидную характеристику, объединяющую такие черты, как склонность к соревнователь­ности, амбициозность, нетерпеливость, напряжен­ность и постоянное ощущение нехватки времени. Враждебность также выступает не вторичным по от­ношению к заболеванию, а устойчивым свойством личности, выражающимся в негативных отношениях и оценках применительно к окружающим людям и событиям.

Установлена тесная связь враждебности и ПТА, рассматриваемого в качестве независимого фактора риска ИМ [17]. Необходимость уточнения степени отягощенности психологическими факторами риска у больных ИБС с различными вариантами гена АПФ диктуется также данными о том, что повышение ве­роятности ИМ у лиц с генотипом DD не опосредова­но традиционными факторами риска ИБС. Установ­лено, что влияние генотипа DD гена АПФ как насле­дственного фактора риска ИМ реализуется, прежде всего, у лиц, не подверженных в преморбиде куре­нию, избыточному весу тела, артериальной гипертен­зии и гиперхолестеринемии [18, 22].

Цель исследования - генотипически дифферен­цированное по гену АПФ изучение клинических ха­рактеристик ИБС, показателей эхокардиографии и психометрии, а также анализ сроков госпитализации больных ИМ.

 

Материал и методы

Помимо общеклинического и стандартного лабо­раторно- инструментального обследования у 112 больных ИБС (мужчины, средний возраст ­59,40+4,33 лет, госпитализированные по скорой по­мощи с подозрением на ИМ и пережившие 3-е суток пребывания в блоке кардиореанимации ГКБ N 4 г. Москвы), проводилось генотипирование гена АПФ. Контрольную группу для сравнительного изучения распределения аллелей и генотипов гена АПФ соста­вили 66 практически здоровых лиц [З] в возрасте 60,91+4,32 лет. Амплификация полиморфного участ­ка гена АПФ осуществлялась с помощью полимераз­ной цепной реакции (ПЦР) на амплификаторе Gene AmpPCR System-2400 «Perkin Elmer» (США), продук­ты ПЦР разделяли с использованием электрофорез­ной камеры «Wide mini sub cell» на источнике питания«Power РАС 3000» «<Bio-Rad» США) в лаборатории возрастной популяционной иммуногенетики Рос­сийского НИИ геронтологии по ранее описанной ме­тодике [7].

Группу ИБС составили 32 больных нестабильной стенокардией (НС) без ИМ в анамнезе (средний воз­раст - 57,66+2,72 лет) и 80 больных с ангинозным ва­риантом ИМ (средний возраст - 59,93+3,26 лет). Группу ИМ составили 40 больных неосложненным ИМ (ИМ неосл.) и 40 больных осложненным ИМ (ИМ осл.). Также выделялись больные первичным ИМ (ИМ перв.) - 52 человек и больные повторным ИМ (ИМ повт.) - 28 человек.

Эхокардиографические исследования (ЭхоКГ) проводились на 15-20 сутки лечения у больных ИМ перв. на аппарате Technos-МР фирмы ESAOTE. Из­мерялись: конечный диастолический размер левого желудочка (КДРЛЖ, мм); конечный систолический размер ЛЖ (КДР, мм); толщина межжелудочковой перегородки в диастолу (ТМЖП, мм); толщина зад­ней стенки ЛЖ в диастолу (ТЗС, мм); продольный размер ЛЖ в диастолу (L, мм).

Расчет объемов ЛЖ про изводился по модифици­poвaннoмy методу Simpson в режиме двумерной ЭхоКГ. Определялись: конечно-диастолический объ­ем ЛЖ и конечно-систолический объем ЛЖ, которые индексировались к площади поверхности тела (ИКДО, ИКСО, мл/м2); фракция выброса ЛЖ (ФВ, %). Рассчитывались: диастолический индекс сферич­ности ЛЖ (ИСФд), определяемый, как КДР/L, а так­же индекс относительной толщины стенки ЛЖ (ИОТС) по формуле ИОТС = (ТМЖПд + ТЗСд)/КДР. Масса миокарда ЛЖ определялась в М-режиме по формуле Teichholz и индексировалась к площади по­верхности тела (ИММ, г/м2). Оценка диастолической функции ЛЖ (ДФЛЖ) проводилась по спектру диастолического трансмитрального потока. Определя­лись пиковая скорость потока в фазу раннего напол­нения ЛЖ (Е, см/с); пиковая скорость потока в фазу позднего наполнения ЛЖ (А, см/с); коэффициент Е/А; время замедления раннего наполнения ЛЖ (ВЗЕ, мс); время изоволюмического расслабления ЛЖ (ВИР, мс). Выделялись три типа нарушения ДФЛЖ: тип с нарушенным расслаблением (тип I), псевдонормальный тип, рестриктивный тип (тип II). Тип II и псевдонормальный относили к выраженным нарушениям ДФ.

У всех больных ИБС на 3-5 сутки от госпитализа­ции и перед выпиской на 20-25 сутки лечения осуще­ствлялось психологическое тестирование с помощью компьютерных психодиагностических систем МЕ­ДИТЕСТ и СМОЛ-Эксперт. При проведении корреляционного анализа показателей сокращенного мно­гофакторного опросника для исследования личности (СМОЛ) [4], личностного опросника Шмишека [6], теста отношения к болезни (ТОБ) [6], шкалы реак­тивной и личностной тревожности Спилбергера-Ха­нина (ШРЛТ) [6] и методик качества жизни (КЖ) [1] и уровня субъективного контроля (УСК) [6] учитыва­ли, что выраженность ПТА обратно пропорциональ­на показателю, измеряемому по методике «сокра­щенный тест Дженкинса» JAS (Jenkins Activity Survey) [20]. Наличие ПТА отмечали при показателе теста JAS менее 67 баллов, наличие противоположного ти­пу А поведенческого типа Б отмечали при показате­лях теста JAS более 80 баллов, а промежуточный тип АБ - при показателях теста JAS от 67 до 80 баллов. Повышенный уровень враждебности условно квали­фициpoвaлcя при показателе общей враждебности более 48 баллов по Шкале Враждебности (ШВ), поз­воляющей оценить уровни цинизма, паранойяльных проекций, агрессивности, гнева (враждебный аф­фект) и психоастенических реакций (избегание социaльныx контактов) [14].

Сроки от появления симптомов ИМ до госпита­лизации оценивали по данным медицинской доку­ментации и в ходе уточнения анамнестических сведе­ний при беседах с больными и их родственниками.

Статистический анализ про водился с использова­нием критерия хи - квадрат Пирсона с учетом поправ­ки Йетса (c2), t-критерия Стьюдента и коэффициен­та линейной корреляции (r).

 

Результаты и обсуждение

Изучение полиморфизма гена АПФ позволило об­наружить достоверное преобладание носителей алле­ля D по сравнению с носителями аллеля I среди боль­ных ИБС и в группах ИМ, ИМ осл. и ИМ повт. (табл. 1). В группах больных ИБС с относительно более бла­гоприятными вариантами течения заболевания (НС, ИМ неосл., ИМ перв.) достоверных отличий по алле­лям D и I не выявлялось - так же, как и в контроль­ной группе 3. В контрольной группе 3 частотные характеристики генотипов гена АПФ были близки к ев­ропейским показателям [7]. Среди больных ИБС ока­залось достоверно больше носителей генотипа DD, чем среди 3 (р=0,012).

 

 

Таблица 1. Распределение генотипов и аллелей гена АПФ в клинических группах (в %)

 

Обследованные

 

Распределение (в %)

 

 

p (c2)

Клинические

Кол-

 

Генотипы гена АПФ

 

Аллели

 

по аллелям

группы

во (n)

DD

ID

II

ID и II

D

I

 

Здоровые

66

21,00

50,00

29,00

79,00

46,0

54,0

 

ИБС

112

43,75*

35,71

20,54

56,25*

61,6

38,4

р=0,011

НС

32

31,25

46,88

21,88

68,75

54,7

45,3

 

ИМ

80

48,75*

31,25

20,00

51,25*

64,4

35,6

р=0,007

ИМ неосл.

40

40,00

40,00

20,00

60,00

60,0

40,0

 

ИМ осл.

40

57,50*

22,50*

20,00

42,50*

68,8

31,2

р=0,013

ИМ перв.

52

42,31*

34,62

23,08

57,69

59,6

40,4

 

ИМ повт.

28

60,71 *

25,00

14,29

39,29*

73,2

26,8

р=0,013

 

Примечание: * - достоверное (р<0,05) отличие от контрольной группы здоровых.

 

Достоверных отличий от 3 по частоте генотипа DD не выявлялось в группах больных с неподтверж­денным ИМ (НС) и с его «гладким» течением (ИМ неосл.). Однако в целом группа ИМ достоверно отли­чалась от 3 по частоте генотипа DD (р=0,006), при­чем это отличие от 3 было достоверным как у боль­ных ИМ перв. (р=0,041), так и у больных ИМ повт. (р=0,009).

Сравнительно большую тяжесть соматических расстройств у больных ИМ повт. подтверждал тот факт, что в группе ИМ повт. достоверно чаще, чем в группе ИМ перв. встречались больные ИМ осл. (78,57% и 34,62%, соответственно; р=0,005). Среди больных ИМ осл., по сравнению с группой 3, носите­ли генотипа DD обнаруживались достоверно чаще(р=0,004), а носители генотипа ID - достоверно реже (р=0,029). В группе ИМ осл. между носителями гено­типа DD и генотипов ID и  II  не выявлялось достовер­ных отличий по количеству больных с определенны­ми осложнениями: рецидивирующее течение ИМ, развитие кардиогенного коллапса (шока), отека лег­ких, сложных нарушений ритма и проводимости, ранней постинфарктной стенокардии, пневмонии, перикардита. Однако в целом по группе ИМ (с учетом того, что в подгруппе ИМ осл. у 9 больных ИМ повт. были 2 и более осложнений) общее количество ос­ложнений оказалось достоверно больше у 39 больных с генотипом DD, чем у 41 больных с генотипами ID и II (29 и 18 случаев осложнений, соответственно; р=0,035). Таким образом, накопление носителей ге­нотипа DD отмечалось в клинических группах, ха­рактеризующихся сравнительно более угрожающим прогнозом, достигая максимума в группе ИМ повт., в которой течение заболевания, чаще всего, имело ос­ложненный характер.

Сравнение основных параметров ЛЖ у больных ИМ перв., как наиболее репрезентативной группы для анализа ЭхоКГ показателей, подтверждало неб­лагоприятную роль генотипа DD (табл. 2). Анализ ЭхоКГ показателей выявил их достоверные отличия в группах носителей генотипа DD и генотипов ID и II. Так, в группе больных с генотипом DD отмечались наибольшие линейные (КДР, КСР) и объемные (ИК­ДО, ИКСа) показатели ЛЖ, что сопровождалось и более низкими показателями ФВ, чем у больных с ге­нотипами ID и II. Больные с генотипом DD характе­ризовались также большими значениями ИСФд, отражающими тенденцию к большей сферификации полости, связанной с нарушением геометрии ЛЖ. Отмечалась, хотя и небольшая (на грани достоверности отличия) тенденция к увеличению ИММ в группе больных с генотипом DD по сравнению с группой носителей генотипов ID и II. Обнаружено, что ИОТ стенки ЛЖ, показывая наличие эксцентри­ческой гипертрофии ЛЖ в обеих группах, достоверно не различался у носителей генотипа DD и генотипов ID и II. Тем не менее, сравнительно большая тенден­ция к гипертрофии ЛЖ имела место в группе больных с генотипом DD.

­

 

Таблица 2. Показатели ремоделирования левого желудочка в сравниваемых группах больных с первичным инфарктом миокарда в зависимости от генотипов гена АПФ

 

Показатели

Группа 1, генотип DD (n=22)

Группа 2, генотипы ID и II (n=30)

Достоверность отличия

КДР

6,32+0,92

5,51+0,62

р<0,05

КСР

4,68+1,27

4, 18+1,17

р<0,05

ИКДО

86,8+31,2

78,1+26,4

р<0,05

ИКСО

55,9+25,8

45,8+23,6

р<0,05

ФВ

35,5+12,7

41,7+14,2

р<0,05

ИОТС

0,35+0,10

0,36+0,10

 

ИСФд

0,74+0,09

0,68+0,08

р<0,05

ИММ

126,1+21,4

115,6+18,7

 

 

 

 

 

 

Таблица 3. Показатели выраженности диастолической дисфункции левого желудочка у больных первичным инфарктом миокарда с I типом нарушения диастолической функции в зависимости от генотипов гена АПФ

 

Показатели

Носители генотипа DD (n=18)

Носители генотипов ID и 11 (n=27)

Достоверность отличия

Е/А в типе I

0,620+ 0,47

0,73+0,06

р<0,05

В3Е в типе I (мс)

208+4,8

196+4,2

 

ВИР в типе I (мс)

98+43

84+41

р<0,05

 

Анализ параметров диастолической функции ЛЖ позволил выявить, что диастолическая функция была нарушена у всех больных. Преобладающим типом на­рушения в обеих сравниваемых группах был тип I с нарушенной релаксацией. Вместе с тем, в группе больных с генотипом DD была зафиксирована нес­колько более частая встречаемость наиболее выраженных нарушений диастолической функции рест­риктивного (II) и псевдонормального типов. Таких случаев в группе носителей генотипа DD было выяв­лено 4 (18,2%), против 3 (10,0%) в группе носителей генотипов ID и II. В наиболее многочисленной груп­пе больных первичным ИМ с диастолической дисфу­нкцией типа I у носителей генотипа DD имелись ме­нее благоприятные показатели, чем у носителей гено­типов ID и II (табл. З). Так, у носителей генотипа DD отмечалось достоверное уменьшение коэффициента Е/А и достоверно большие показатели ВИр, по срав­нению с носителями генотипов ID и II.

Таким образом, носительство генотипа DD ассо­циировано с развитием ИБС и может служить марке­ром риска осложнений и прогрессирования тяжести соматических расстройств у больных ИМ. С учетом данных о связи генотипа DD с психическими рас­стройствами [2, 11] для всестороннего изучения роли полиморфизма гена АПФ в ухудшении клинического прогноза больных, на наш взгляд, необходим психо­генотипически ориентированный анализ возможных механизмов неблагоприятного течения ИБС и ИМ.

у больных ИБС отягощенность психологическими факторами риска, по данным тестов ШВ и JAS, оказа­лась наибольшей среди больных с генотипом DD (табл. 4). На 3-5-е и 20-25-е сутки лечения в стациона­ре соотношение количества больных с повышенным уровнем общей враждебности и ПТА оставалось неиз­менным. Носители генотипа DD достоверно чаще имели повышенную враждебность, ПТА и сочетание повышенной враждебности с ПТА, тогда как среди носителей генотипов ID и II преобладали лица без ПТА и без повышенного уровня общей враждебности.

Между больными с генотипом DD и с генотипами ID и II наибольшее количество достоверных разли­чий психометрических показателей выявлялось в группе ИМ, а наименьшее - в группе НС. У больных НС с генотипом DD при 1-м и 2-м тестированиях отмечались недостоверные тенденции к более высоким показателям по всем субшкалам теста ШВ и к более низким показателям теста JAS, чем у носителей гено­типов ID и II. При 2-м тестировании, по тесту Шми­шека, больные НС с генотипом DD достоверно отли­чались от больных НС с генотипами ID и II более вы­сокими показателями по двум типам акцентуации личности: по застревающему типу (16,20+1,33 и13,14+1,75 баллов, соответственно; р<0,05) и по дис­тимическому типу (13,50+2,15 и 10,00+1,71 баллов, соответственно; р<0,005). Эти различия указывали на большую выраженность у носителей генотипа DD, чем у носителей генотипов ID и II, аффективной ри­гидности, подозрительности, склонности длительно переживать обиду и возмущение, испытывать чувство ущемления своих прав и фиксировать внимание на предстоящих трудностях, конфликтах и других мрач­ных сторонах жизни.

                                                                                                                        

Таблица 4. Частота встречаемости больных ПБС с повышенной враждебностью и с поведенческими типами А, АБ и Б в зависимости от полиморфизма гена АПФ (в %)

 

Психологические факторы:

 

Генотипы гена АПФ

 

Достоверность

 

DD (n= 49)

ID (n= 40)

II (n= 23)

ID и II (n= 63)

отличий p (c2)

повышенная враждебность

51,02*

25,00

26,09

25,40*

* р=0,033

тип А

40,82*

15,00

21,74

17,46*

*р=0,037

тип АБ

38,78

52,50

34,78

46,03

 

тип Б

20,41

32,50

43,48

36,51

 

повышенная враждебность

 

 

 

 

 

и поведение типа А

28,57*

7,50

8,70

7,94*

*р=0,031

 

Примечание: * - достоверное (р<0,05) отличие между носителями генотипа DD и носителями генотипов ID и II.

 

Таблица 5. Усредненные показатели Шкалы Враждебности у больных инфарктом миокарда с различными генотипами гена АПФ на 3-5-e сутки от госпитализации и динамика показателей по разнице результатов тестирования на 3-5-e и на 20-25-e сутки

 

Субшкалы

Первичное тестирование

Динамика показателей

 

Шкалы враждебности

Генотипы гена АПФ

Достовер-

Генотипы гена АПФ

Достовер-

 

 

 

ность (р)

 

 

ность (р)

 

DD

ID и II

 

DD

ID и II

 

Цинизм

53,74+4,76

49,59+4,65

 

1 ,43+ ,73

-2,67+1,74

р<0,05

Паранойяльные проекции

46,21+3,60

41,44+2,41

р<0,05

2,43+1,79

-1,17+ ,39

р<0,05

Агрессивность

51,87+2,08

47,51+2,32

р<0,05

-1,62+2,94

-2,1+2,26

 

Гнев

45,26+2,63

36,20+3,30

р<0,01

1,00+2,54

1 ,42+2,09

 

Психастенические реакции

47,95+3,97

40,93+3,43

р<0,02

3,57+2,75

2,29+2,82

 

Общая враждебность

47,92+3,96

41,59+2,77

р<0,05

1,90+2,80

-0,58+2,55

 

 

В группе ИМ у больных с генотипом DD на 3-5-е сутки лечения были достоверно ниже показатели тес­та JAS, чем у больных с генотипами ID и  II (70,56+4,56 и 77,44+3,41 баллов, соответственно; р<0,05), что отражало связь генотипа DD с большей выраженностью ПТА, и эта же зависимость сохраня­лась к моменту выписки больных ИМ (71,32+3,27 и78,29+3,21 баллов теста JAS, соответственно; р<0,05). При этом носители генотипа DD отличались от носи­телей генотипов ID и II при 1-м и 2-м тестированиях более высокими показателями по всем субшкалам методики ШВ (табл. 5).

На 3-5-е сутки от госпитализации у носителей ге­нотипа DD были достоверно выше, чем у больных с генотипами ID и II, показатели общей враждебности и таких ее составляющих, как паранойяльные проек­ции, агрессивность, гнев, психастенические реакции. Таким образом, больные с генотипом DD отличались от носителей генотипов ID и II большей подозрительностью, убежденностью в недоброжелательности окружающих, дефицитом контроля собственной аг­рессивности, склонностью переживать эмоции гнева, негодования, обиды и возмущения, избеганием об­щения.

По разнице показателей теста ШВ при 1-м и 2-м тестированиях установлено, что в динамике у боль­ных с генотипами ID и II уменьшались, а у больных с генотипом DD повышались уровни цинизма и пара­нойяльных проекций. Эти различия были достовер­ными, отражая усиление у больных с генотипом DD и ослабление - у больных с генотипами ID и II - пси­хологической установки на девальвацию мотивов по­ведения окружающих (цинизм) и тенденции «прое­цировать» на них собственную враждебность.

Обнаруженные в группе больных ИМ психогено­типические взаимосвязи могут определяться общ­ностью нейрогормональных коррелятов генотипа DD, ПТА и враждебности. Так, неотъемлемой харак­теристикой лиц с ПТА в условиях стресса являются эмоциональные и поведенческие реакции стенично­го типа (враждебность, агрессивность и гнев), связан­ные с повышенной секрецией норадреналина [8]. Среди больных, перенесших ИМ, по данным иссле­дования CATS, у носителей генотипа DD уровень но­радреналина был достоверно выше, чем у носителей других генотипов гена АПФ [24]. Эта находка может быть связана с наибольшей выраженностью ПТА у носителей генотипа DD. Считается, что гипернорадреналинемия способствует дополнительной некроти­зации ишемизированного миокарда, выступая в каче­стве триггера апоптоза [9], и, тем самым, может иг­рать патогенную роль вне зависимости от состояния коронарных артерий, степень стенозирования кото­рых не зависит и от полиморфизма гена АПФ [22].

В свою очередь, обезболивающее действие норад­реналина [5] и наличие связи между снижением чувствительности к боли и таким аффективным ком­понентом враждебности, как гнев [29], могут объяс­нять феномен наименьшей продолжительности пре­динфарктного «коронарного анамнеза» У больных с генотипом DD [19]. В основе этого явления может лежать не только большая скорость развития острого коронарного синдрома, но и более позднее восприя­тие ангинозных проявлений больными с генотипом DD.

К тому же, с выраженностью ПТА у больных воз­растает вероятность субъективного искажения ин­формации о временных характеристиках болевого синдрома в сторону преувеличения «молниеноснос­ти» его развития. Известно, что лиц с ПТА отличает неспособность к реалистичному восприятию течения времени, проявляющаяся тенденцией к преуменьше­нию временных интервалов между событиями вслед­ствие уверенности в том, что время идет значительно быстрее [30]. В ситуации развития ИМ это неадекват­ное убеждение у больного может породить иллюзию о своевременности его обращения за помощью, тогда как реальное начало ее оказания явится сравнительно поздним и менее эффективным, чем ожидалось. Пос­ледующее расхождение между реальными и ожидав­шимися результатами терапии будет только способ­ствовать усилению у больного психологических уста­новок, входящих в комплекс враждебности (недове­рие, подозрительность и цинизм). Биологические ос­нования этого комплекса представляют собой не ме­нее сложную проблему, к пониманию которой могут иметь отношение доказательства наибольшего влия­ния генотипа DD на риск ИМ у лиц с низким уров­нем холестерина [18, 22] и свидетельства о наличии связи между снижением холестерина и повышением враждебности, агрессивности или аутоагрессивного поведения с самыми неблагоприятными исходами [3]. В контексте этих данных уместно сопоставить на­личие корреляции повышения враждебности (от среднего до максимального уровня) с уровнем общей смертности [27] и наличие обратно пропорциональ­ной зависимости между средней продолжитель­ностью жизни и распространенностью в популяциях носителей генотипа DD [10]. Скорее всего, на фоне неблагоприятных психосоциальных и соматогенных влияний, сочетание факторов риска (повышенная враждебность, ПТА и генотип DD) усугубляет пред­расположенность к различным жизнеугрожающим состояниям и, в частности, к развитию тяжелых ко­ронарных инцидентов.

 

 

Таблица 6. Усредненные показатели теста СМОЛ у больных инфарктом миокарда с различными генотипами гена АПФ на 3-5-е сутки от госпитализации и динамика показателей по разнице результатов тестирования на 3-5-е и на 20-25-е сутки

 

Шкалы теста СМОЛ

Показатели первичного

Достовер-

Динамика показателей

 

 

тестирования

ность (р)

 

 

 

 

Генотипы гена АПФ

 

Генотипы гена АПФ

Достовер-

 

DD

ID и II

 

DD

ID и II

ность (р)

Ложь (L)

47,3+4,97

47,22+5,12

 

-2,43+4,79

+2,42+5,93

 

Достоверность( F)

49,87+5,62

52,33+:4,76

 

+2,29+2,78

-5,08+2,12

р<0,01

Коррекция (К)

54,26+:4,32

48,98+5,45

 

-1,29+1,15

+2,83+1,90

р<0,02

Ипохондрия (1)

48,89+3,41

49,22+4,32

 

-2,19+5,42

+0,25+5,65

 

Депрессия (2)

55,32+4,21

48,76+3,73

 

+0,05+3,97

-1,2+4,16

 

Истерия (3)

54,88+4,17

52,32+5,14

 

-0,29+3,81

-2,71+3,84

 

Социальная

 

 

 

 

 

 

дезадаптация (4)

55,41 :!:2,23

46,01+2, 17

р<0,05

+0,90+4,24

-2,33+4,62

 

Ригидность (6)

46,23+4,52

44,37+5,22

 

+1,8+1,00

-5,58+2,46

р<0,01

Психастения (7)

53,42+4,52

46,38+4,94

 

-1,00+4,45

-2,83+3, 16

 

Шизоидия (8)

50,26+5,83

48,33+4,94

 

+1,95+2,49

-1,83+2,90

р<0,05

Гипомания (9)

48,96+4,42

47,35+5,97

 

-0,33+4,50

-5,46+4,18

 

 

В ряде работ выдвигалась гипотеза генетической детерминированности таких общих характеристик ПТА и повышенной враждебности, как повышенная стрессовая реактивность и склонность провоциро­вать конфликтные ситуации за счет неуживчивости, гневливости, раздражительности, обидчивости и ци­низма [16, 21, 26]. Наличие компонентов враждеб­ности и ПТА, а также их стабильность у больных ИМ с генотипом DD подтверждали результаты теста СМОЛ (табл. 6).

В обеих генотипически дифференцированных группах усредненные показатели теста СМОЛ распо­лагались в диапазоне нормативных значений. Одна­ко, у носителей генотипа DD были достоверны выше, чем у носителей генотипов ID и II, показатели шкалы (4) - социальной дезадаптации.

Усредненный личностный профиль больных с генотипом DD, по заключению психодиагностичес­кой системы СМОЛ-Эксперт, при 1-м и 2-м тести­рованиях характеризовали: честолюбие, стремление к завоеванию авторитета, склонность к соперничеству. Стремление к высокому положению в общест­ве сочеталось с ощущением недостаточного призна­ния своих достижений другими людьми, а также с избеганием давления со стороны окружающих. Вы­являлись: нетерпеливость, склонность обвинять ок­ружающих в своих неудачах, легко обижаться на критику и скрывать неудовлетворенность за «фаса­дом благополучия». Были отмечены тенденции к избеганию вовлечения в межличностные контакты; а также вероятность семейных проблем, понижен­ная фрустрационная толерантность и склонность к развитию соматических симптомов в стрессовых ситуациях.

Усредненный личностный профиль больных с ге­нотипами ID и II, по заключению СМОЛ-Эксперт, характеризовали: жизнерадостность в сочетании с серьезным отношением к жизни, упорство, настой­чивость, решительность, уравновешенность, хоро­шая организованность собственной деятельности, адекватная реакция на различные жизненные ситуа­ции, благоразумие, хороший самоконтроль, осторож­ность, лояльность, доверчивость. По данным повторного тестирования, к выше перечисленным добавля­лись такие личностные свойства, как практичность, реалистичность, надежность, чувство ответственнос­ти, искренность, скромность.

­

 

Таблица 7. Качество жизни и уровень субъективногo контроля в области достижений у больных инфарктом миокарда с различными генотипами гена АПФ на 3-5-е сутки от госпитализации и динамика показателей по разнице результатов тестирования на 3-5-е и на 20-25-e сутки лечения

 

Показатели

Первичное тестирование

 

Динамика показателей

Генотипы гена ДПФ

Достоверность

(р)

Генотипы гена ДПФ

Достоверность

(р)

 

DD

ID и II

DD

ID и II

Качество жизни

-10,77+3,8

-7,71+2,6

р<0,05

-1,62+1,97

1,25+1,20

р<0,05

Уровень субъективного

контроля (область

достижений)

4,82+0,84

4,55+1,65

 

-0,48+0,40

0,54+1,08

р<0,05

 

При сравнительной оценке динамики результа­тов теста СМОЛ (по разнице показателей между 1-м и 2-м тестированием) обнаружено, что у больных с генотипом DD повышались, а у больных с генотипа­ми ID и II снижались показатели по шкалам досто­верности (р), ригидности (6) и шизоидии (8). При этом, показатели по шкале коррекции (К) у больных с генотипом DD снижались, а у больных с генотипа­ми ID и II - повышались. Эти различия оказались достоверными, свидетельствуя о том, что у носите­лей генотипа DD наблюдалось усиление, а у носите­лей генотипов ID и II - ослабление внутренней нап­ряженности, недовольства, аффективной ригиднос­ти, трудностей общения и скептицизма по отноше­нию к окружающим.

Разнонаправленность динамики психологическо­го статуса у больных ИМ с генотипом DD и генотипа­ми ID и II подтверждали показатели тестовых мето­дик КЖ и УСК (табл. 7). Интегральный показатель КЖ у носителей генотипа DD был ниже, чем у боль­ных с генотипами ID и II на 3-5-е сутки лечения и продолжал снижаться к 20-25-м суткам, повышаясь у носителей генотипов ID и II. Эти различия были дос­товерными, отражая большую степень неудовлетво­ренности жизнью, а также обострение в динамике пе­реживаний по поводу болезни и связанных с ней ог­раничений у носителей генотипа DD. У них же, поданным методики УСК, изначально несколько более высокий уровень субъективного контроля в области достижений к 20-25-м суткам снижался, а у больных с генотипами ID и II - повышался. Это различие бы­ло достоверным, соответственно уверенность в спо­собности самостоятельно контролировать эмоцио­нально положительные события жизни и с успехом добиваться в будущем своих целей у носителей гено­типа DD ослаблялась, а у носителей генотипов ID и II укреплялась.

Усугублению тяжести соматических расстройств и нарушений психосоциальной адаптации может спо­собствовать несвоевременность начала лечения ИМ. В частности, поздняя обращаемость за медицинской помощью лишает больных ИМ преимуществ, связан­ных с возможностью применения тромболитической терапии. В нашем исследовании явно запоздалая гос­питализация (позже 1 суток от появления симптомов ИМ) имела место у 55%, госпитализация в сроки от 6 до 24 часов - у 21,25%, а в сроки до 6 часов - у 23,75% больных. Количество больных осложненным ИМ среди госпитализированных до 6 часов и в более поздние сроки оказалось примерно одинаковым (52,94% и 49,21%, соответственно; р>0,05), что не позволяло оценивать соматический статус у поздно госпитализированных пациентов как существенно менее тяжелый, чем у выживших больных, которые быстро обращались за помощью и сразу давали согла­сие на лечение в стационаре. При этом, наблюдалась зависимость сроков госпитализации от генотипичес­ких характеристик (табл. 8).

Явно запоздалая госпитализация имела место дос­товерно чаще у носителей генотипа DD, чем у носи­телей генотипов ID и II. В оптимальные сроки (до 6 часов от появления симптомов ИМ) больные с гено­типами ID и II госпитализировались достоверно ча­ще, чем больные с генотипом DD. Время от клини­ческой манифестации ИМ до поступления в стацио­нар у носителей генотипа DD и носителей генотипов ID и II, в среднем, составляло 38,65+2,97 и23,20+1,56 часов, соответственно; р<0,05. По-види­мому, разница между этими показателями у носите­лей генотипа DD и генотипов ID и II могла быть да­же еще большей за счет тенденции к преуменьшению временных интервалов между значимыми событиями у лиц с ПТА, степень выраженности которого была выше у носителей генотипа DD.

Корреляционный анализ сроков госпитализации (в часах) и показателей психологических тестов (в баллах) позволил выявить достоверные (р<0,05) осо­бенности их прямых и обратных взаимосвязей на 3-5­е сутки лечения у больных с генотипом DD (схема 1). Прямые корреляции указывали на то, что возраста­нию сроков госпитализации способствовало повы­шение степени выраженности ПТА (по тесту JAS), показателей общей враждебности, цинизма и пара­нойяльных проекций (по ШВ). Обратные корреля ции свидетельствовали об уменьшении сроков госпитaлизaции с увеличением показателей личностной тревожности (по ШРЛТ), педантичного типа акцен­туации личности (по тесту Шмишека), а также уров­ней субъективного контроля в области неудач и в межличностных отношениях (по тесту УСК).

 

Таблица 8. Сроки госпитализации (от появления симптомов инфаркта миокарда) у больных с различными генотипами гена АПФ

 

Сроки госпитализации

Кол-во

больных

Генотипы гена АПФ (в %)

р(х2)

DD

ID

II

ID и II

 

до 6 часов

19

21,05 *

47,37

31,58

78,95 *

*р=0,010

6 - 24 часа

17

41,18

35,29

23,53

58,82

 

свыше 24 часов

44

63,64 *

22,73

13,64

36,36 *

*р=0,048

 

Примечание: * - достоверное (р<0,05) отличие по частоте встречаемости носителей генотипа DD и носителей генотипов ID и II среди больных с различными сроками госпитализации.

 

Тем самым, ускорению начала лечения у больных с генотипом DD способствовали: тревожность (как устойчивая черта личности) и педантичное стремле­ние наилучшим образом контролировать события своей жизни (особенно негативные).

Обратная корреляция сроков госпитализации и показателей гармонического типа отношения к бо­лезни (по тесту ТОБ), скорее всего, отражала умень­шение вероятности адекватного реагирования на за­болевание у больных с более поздней госпитализаци­ей. Формированию трезвого отношения к болезни со стремлением активно способствовать успеху лечения(гармонический тип отношения к болезни) могли препятствовать низкие показатели УСК (в области неудач и межличностных отношений). Снижение этих показателей теста УСК отражает, в частности, тенденцию к приписыванию ответственности за свои проблемы окружающим и неверие в возмож­ность добиться их доброжелательного участия. Такие установки усиливаются с выраженностью проявле­ний ПТА, общей враждебности и паранойяльных проекций, с которыми связаны как дисгармоничность реагирования на болезнь, так и более поздние сроки госпитализации.

 

 

 

Схема 1. Корреляции психометрических показателей и сроков госпитализации (от появления симптомов инфаркта миокар­да) у больных с генотипом DD гена АПФ.

Примечание: прямая линия - прямая корреляция, прерывистая линия - обратная корреляция; между взаимосвязанными по­казателями - значения коэффициента линейной корреляции (r).

 

 

 

Схема 2. Корреляции психометрических показателей и сроков госпитализации (от появления симптомов инфаркта миокар­да) у больных с генотипами ID и II гена АПФ.

Примечание: прямая линия - прямая корреляция, прерывистая линия - обратная корреляция; между взаимосвязанными по­казателями - значения коэффициента линейной корреляции (r).

 

 

 

Эти данные согласуются с представлением о том, что причины задержки начала лечения у больных с ПТА связаны с антагонизмом, недоверием и другими проявлениями враждебности, которая выступает пси­хологическим барьером для своевременного обраще­ния к врачу самого больного или его близких [28]. Настороженность к людям, способным оказать по­мощь, зависит от негативных убеждений в отношении человеческой природы в целом (цинизм) и предубеж­дений по отношению к лицам ближайшего окруже­ния, которым приписываются негативные качества(паранойяльные проекции). Сочетание этих когни­тивных компонентов враждебности со стремлением к демонстрации собственного превосходства у личнос­тей с ПТА нередко приводит к развитию событий, ко­торые могут ухудшать положение окружающих. При этом, ожидание противодействия извне способствует усилению тенденций к избеганию общения и пережи­ванию негативных эмоций по отношению к близким людям, воспринимаемым в качестве источника не­доброжелательства, разоблачающей критики, обмана или провокаций [27]. В итоге, даже уже перенесшие ИМ больные с ПТА достоверно реже проявляют го­товность к принятию поддержки от окружающих и способность к адекватному выражению потребности в помощи, чем больные, не отягощенные этим психологическим фактором риска [25]. В контексте данных наблюдений, обнаруженные нами взаимосвязи имеют значение для вторичной профилактики с учетом вы­явленной предрасположенности носителей генотипа DD к развитию повторного ИМ и к поздним срокам госпитализации.

У носителей генотипов ID и II корреляционная плеяда показателей сроков госпитализации и показа­телей психологического статуса продемонстрировала другие взаимосвязи (схема 2). Сроки госпитализации у больных с генотипами ID и II имели прямую корре­ляцию с показателями агрессивности (по ШВ) и об­ратные корреляции с показателями тревожного типа акцентуации личности (по тесту Шмишека), с пока­зателями общего уровня субъективного контроля и таких его составляющих, как УСК в области неудач и УСК в области семейных отношений (по тесту УСК).

Таким образом, к более ранней госпитализации у носителей генотипов ID и II приводят: высокий конт­роль над проявлениями агрессивности в своем поведе­нии; боязливость, робость, обеспокоенность возмож­ным социальным неодобрением; стремление к контро­лю над любыми значимыми ситуациями (особенно не­гативными) и к самостоятельному управлению ходом всех важных событий (особенно в жизни своей семьи). При этом, поведенческие проявления враждебности (агрессивность) выступают фактором риска поздней госпитализации больных ИМ с генотипами ID и II.

Как можно видеть, одним из факторов ускорения госпитализации, который не зависит от генотипа ге­на АПФ, является высокий УСК в области неудач(позиция самообвинения). В начальном периоде раз­вития ИМ способность принять на себя вину за ухуд­шение самочувствия становится условием отказа от стеничной установки на совладание своими силами с«недомоганием», что способствует неотложному об­ращению за помощью к родственникам или другим людям. Их содействие в госпитализации является ре­зультатом специальных усилий самого больного и не встречает с его стороны амбициозного протеста и враждебного сопротивления. Столь адекватное в си­туации развития ИМ поведение чаще реализуется у носителей генотипов ID и II, чем у носителей геноти­па DD, что может быть связано с различиями между ними по выраженности ПТА и враждебности.

Кроме того, вне зависимости от генотипа гена АПФ, противоположное влияние на сроки госпита­лизации оказывают различные аспекты таких контра­стных черт личности, как враждебность и тревож­ность. Этот факт может объясняться наличием связей чувства тревоги с усилением болевых переживаний, а эмоций враждебности - с уменьшением болевой чувствительности за счет снижения способности рас­познавать и сравнивать боль с предыдущим опытом ощущений телесного дискомфорта [29].

По уровню тревожности у больных ИМ с разными генотипами достоверных отличий не выявлялось. Поэтому нельзя исключить, что именно враждеб­ность и ПТА играют деструктивную роль на догоспи­тaльнoм этапе, отдаляя начало лечения ИМ, а их биохимические корреляты могут являться модулятора­ми экспрессии продуктов гена АПФ (структурных белков, ферментов и гормонов), прямо или косвенно участвующих в патогенезе ИМ и его осложнений. Включение враждебности и ПТА в число потенциаль­ных регуляторов патогенных продуктов гена АПФ, а значит - в число основных «психотерапевтических мишеней» у носителей генотипа DD - отвечает зада­че индивидуализации профилактики ИБС. При этом, информированность о наследственной предрасполо­женности к ИМ могла бы служить дополнительной мотивацией к участию больных ИБС в профилакти­ческих и реабилитационных мероприятиях, которые требуют психотерапевтического опосредования с учетом выявленных личностно-поведенческих осо­бенностей у носителей генотипа DD гена АПФ.

 

Выводы

1. Аллель D и генотип DD гена АПФ связаны с воз­никновением наиболее неблагоприятных клинических вариантов ИБС (инфаркт миокарда, его осложненное течение и повторное развитие).

2. У больных с первичным инфарктом миокарда об­наружена ассоциация большей выраженности показа­телей постинфарктного ремоделирования и наруше­ния диастолической функции левого желудочка с но­сительством генотипа DD.

З. У больных ИБС с генотипом DD наблюдается на­ибольшая отягощенность психологическими фактора­ми риска (поведение типа А и повышенная враждеб­ность), что может объяснять случаи развития заболева­ния даже при отсутствии его классических факторов риска.

4. В группе больных нестабильной стенокардией у больных с генотипом DD выше, чем у больных с гено­типами ID и II, показатели застревающего и дистими­ческого типов акцентуации личности, а в группе боль­ных инфарктом миокарда у носителей генотипа DD выше, чем у носителей генотипов ID и II, степень вы­раженности поведения типа А, общей враждебности и ее компонентов.

5. Улучшение соматического состояния к 20-25-м суткам лечения сопровождается у больных инфарктом миокарда с генотипом DD ухудшением, а у больных с генотипами ID и II - улучшением качества жизни и других показателей психосоциальной адаптации, по данным тестов КЖ, ШВ, СМОЛ, УСК.

6. Больных инфарктом миокарда с генотипом DD отличают от больных с генотипами ID и II более позд­ниe сроки госпитализации, удлинение которых у носителей генотипа DD коррелирует с выраженностью по­веденческого типа А и показателей общей враждебнос­ти, цинизма и паранойяльных проекций. У больных инфарктом миокарда как с генотипом DD, так и с генотипами ID и II, уменьшение сроков госпитализации коррелирует с показателями уровня субъективного контроля (область неудач) и с показателями тревож­ности.

 

Литература

1.     Аронов Д.М., Зайцев В.П. Методика оценки качества жизни больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями // Кардио­логия, 2002, N5, С. 92-95.

2.     Голимбет В.Е. Молекулярно-генетический полиморфизм и клиническая гетерогенность эндогенных психозов. Автореф. док. мед. наук. М, 2003.

3.     Голомб БА. Существует ли связь между низким уровнем хо­лестерина и агрессивностью? // Международн. журн. мед. практики. 1999. N9. С. 42-52.

4.     Зайцев В.П. Психологический тест СМОЛ // Актуальные воп­росы восстановительной медицины. 2004, N2. C.l7-19.

5.     Кукушкин М.Л., Хитров Н.к. Общая патология боли. - М.: Медицина, 2004. С. 49-51.

6.     Малкина-Пых И.Г. Психосоматика: Новейший справочник.­М.: Изд-во Эксмо; СПб.: Сова, 2003. С.55-59; 70-74; 81-88; 142-143.

7.     Малыгина Н.А., Костомарова И.В., Криводубская Т.Ю. и др. Анализ полиморфизма гена ангиотензинпревращающего фер­мента у больных ишемической болезнью сердца и гипертони­ей // Кардиология. 2000, N4. С. 19-22.

8.     Положенцев С.Д., Руднев Д.А. Поведенческий фактор риска ишемической болезни сердца (тип А). - Л.: Наука, 1990, С. 76­85.

9.     Скворцов А.А., Пожарская Н.И. Роль нейрогормональных систем в патогенезе хронической сердечной недостаточности // РМЖ. 1999. П. N 2 (86). С. 56-61.

10.  Шахнович Р.М. Полиморфизм гена ангиотензинпревращаю­щего фермента и ишемическая болезнь сердца // Кардиоло­гия, 1999, т.39, N.8, С. 68-74.

11.  Arinami Т., Li L., Mitsushio L., et аl. An insertion/deletion роlу­morphism in the angiotensin converting enzyme associated with both brain substanse Р contens and affective disorders // Biol. Psychiatry. - 1996. - Vоl.40 (11). -Р. 1122-1127;

12.  Cambien F., Poirier О., Lecerf L. et аl. Deletion polymorphism in gene АСЕ is а potent risk factor of myocardial infarction // Nature 1992; 359. Р. 641-644.

13.  Chesney М.А., Rosenman R.H. Angег and hostility in cardiovascu­lаг and behavioral disorders. Washington - New York - London, ­1985. -Р. 173-185.

14.  Cook W., Medley D. Proposed hostility and pharisaic-virtue scales fоr the MMPI. //J. Аррl. Psychol. - 1954. - Vоl. 38 - Р. 414-418.

15.  Eaker E.D. Genetic epidemiology of CHD: Past, present and future. New York: Alan R. Liss. 1984; Р. 481-498.

16.  Eysench Н., Fulker D. Тhе components of type А behaviour and its genetic determinants // Act. Nerv. Super Suppl. 1982, 3. Р. 111-125.

17.  Friedman М., Thoresen С.Е., Gill J.J. et аl. Alteration of type А behaviour and its effect оn cardiac recurrences in postmyocardial infarction patients: summary result of the rесunеnt соronаrу prevention project // Ater. Heart J. 1986. Vl. 112, Р. 653-665.

18.  Gardemann А., Weiss T Haberbosch W. et al. Gene polimorphism but not catalytic activity of angiotensin 1-converting еnzymе is asso­ciated with соronаrу artery disease and myocardial infarction in low-risk patients // Circulation, 1995; 92. Р. 2796-2799.

19.  Iwai N., Tamaki S., Ohmishi N. et al. The II genotipe of the angiotensin-converting еnzуmе gene delays the onset of acute coronary syndromes. // Arter. Thromb. Vasc. Biol., 1997; 17. Р.1730-1733.

20.  Jenkins C.D., Rosenman R.H., Zyzanski S.D. Jenkins Activity Survey for health prediction. Form В. Boston. - 1972. Р. 3-36.

21.  Lichtestein Р. Genetics and environmental mediation oft he associ­ation between psychosocial factors and health. // Gotab Tryckeri, Stockholm, 1993, Р. 17-49.

22.  Ludwig Е., Comeli Р., Anderson J. et аl. Angiotensin-converting еnzymе gene polymoгphism is associated with myocardial infarc­tion but not with development of coronary stenosis // Circulation. 1995; 91. Р.2120-2124.

23.  Oike У, Hata А., Ogata У. et аl. Angiotensin-converting enzyme as а genetic risk factor for coronary artery spasm. Implication in the pathogenesis of myocardial infarction // J. Clin. Invest., 1995; 96, Р. 2975-2979.

24.  Pinto У.М., уап Gilst W.N., Кingma J.H. et аl. Deletion-type allele of the angiotensin-converting enzyme gene is associated with рrо­gressive ventricular dilation after anterior myocardial infarction. Captopril and Thrombolysis Study Investigators //J. Am. Coll. Cardiol., 1995; 25. Р. 1622-1626.

25.  Pommersbach J. Wzor zachowania “A” а wsparcie spoteteczne i gotowosc do korzystania z оmосу // Przeglad psychologiczny. 1991, N 2. Р. 36-42.

26.  Sirns J., Вооrnsmа D.I., Сапоll D. et аl. Genetics of type А behav­ior in two Europian countries: Evidence for sibling interaction // Behaviour Genetics, 1991,21, Р. 513-528.

27.  Smith T.W. Hostility and heaIth: Current status of а psychosomatic hypothesis // Health Psychology, 1992, 11, Р. 139-150.

28.  Suls J., Sanders G.S. In search of coronary-рrone behaviour: Beyond Туре А. Нillsdale N.J.: Erlbaum. 1989; Р. 1-20.

29.  Vilemure С., Bushnell М.С. Cognitive modulation of pain: gow do attention and emotion infIuence pain processing? // Pain. -2002.­Vol.95.- Р.195-199.

30.  Wamer Р., Вloe Р. Туре А behaviour and temporal judgment // Bull. Psychosom. Soc. 1984. Vol. 22. Р. 163-166.

 

Abstract

Clinical, instrumental and psychosomatic associations of АСЕ gene insertion/deletion (I/D) polymorphism were studied in 112 patients with coronary heart disease (CHD): unstable angina (UA) - 32, myocardial infarction (MI) - 80. Тhe control group included 66 healthy volunteers (CG). АСЕ gene D а//е/е was more prevalent than I аllеlе (р<0.02) in CHD and М! patients. These groups also had significant difference in DD genotype prevalence, comparing tо CG (р<0.05). According tо echocardiography results, severe left ventricular hypertrophy (LVH) was associated with DD genotype. According tо psy­chometry data, patients with DD genotype had increased levels of total hоstility and Туре А behavior manifestation than patients with ID or II genotype (р<0.05). Prolonged hospitalization time in МI patients with DD genotype was significantly associated with severity of Туре А behavior and various hostility components (р<0.05).

Keywords: АСЕ gene, unstable angina, myocardial infarction, left ventricular hypertrophy, hostility, Туре А behav­ior.